Просмотров: 52542

Как сделать номер скрытым о

Закрыть ... [X]

Упсссс: другие произведения.

Журнал "Самиздат": [Регистрация]   [Найти]  [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Аннотация:
    Изображение - savepic.net - сервис хранения изображений История о том, как фрилансер Катя Кошкина, специалиcт по брендингу, решила отпраздновать на заграничных морях заключение нового крупного контракта, что из этого вышло и чем всё закончилось. Ожидается юмор, любова и краткий экскурс в современные маркетинговые технологии. Для тех, кто любит "производственные" романы. ЗАВЕРШЕНО. ЧЕРНОВИК. Первая часть трилогии. НАХОДИТСЯ НА "ПЕРЕПИСИ", В СВЯЗИ С ЧЕМ АКТИВНО ПРИНИМАЮТСЯ ЗАМЕЧАНИЯ/ПОЖЕЛАНИЯ/КОСЯКИ И ПРОЧИЕ ТАПКИ ПО СЮЖЕТУ/СОДЕРЖАНИЮ Начало чуть отредактировано, чтобы уж совсем стыдно не было. За вычитку искренняя благодарность Алене Панченко aka Pusachit1 За обложку благодарность Анюте aka Ganna, вебнайс

ГЛАВА 1

  

"Чтобы играть в игру, прежде всего следует знать

ее правила или принципы. И второе: вы должны о них забыть".

Эл Райс, Джек Траут "Маркетинговые войны"

   - Котя, ты с ума сошла? Кто же ездит за границу в одиночестве?    Катя Кошкина, она же Котя, пожала плечами. Кто ездит? Она ездит. А почему, собственно, нельзя?    Но две давнишние Котины подруги - Анечка и Лизка - не разделяли ее оптимизма. Или пофигизма?    - Котя, это же опасно! - настаивала Лизка.    - Да что там опасного, она же не одна туда едет, - возразила Анечка. - Но это неприлично.    - Во-первых, я еду туда одна, - Котя неторопливо раскладывала десерт по креманкам. На десерт была клубника с кубиками банана, поверх которых возвышались белоснежные пики пломбира. Мороженое было посыпано дробленым фундуком, большая часть которого была смыта к подножиям сладких гор горьковатым селем шоколадного соуса. Кто скажет, что не в этом радость жизни, просто ничего не смыслит в загадочной женской душе. - А во-вторых, что в этом такого?    - Котя, - мысль Анечки ненадолго заглохла, поглощенная поглощением десерта, - в ресторан, в клуб, на море, ЗА ГРАНИЦУ принято ездить в компании. Подруги, родственников, парня.    - Парня... Скажешь тоже. Кто же в Тулу со своими пряниками ездит? Их же там в нагрузку к самоварам раздают! - продолжала гнуть свою линию Котя. - А подруг у меня всего две, и у нас отпуска вместе ну никак не складываются. А мне просто жизненно необходимо отдохнуть перед новым проектом. Я уже скоро на людей начну бросаться.    - А так начнут бросаться на тебя. Всякие сомнительные личности. Поскольку ты будешь производить впечатление дамы, ищущей приключения на свою филейную часть, - аргументировала Аня.    - Поскорее бы уже. Начали бросаться. Я уже вся заждалась.    - Все мы заждались, - влезла в разговор Лизка. - Но зачем же так явно это демонстрировать? Мужчины - существа робкие, психика у них нежная. Может не выдержать встречи с суровой реальностью в виде одинокой тебя.    - А мне пугливые и не нужны. У меня времени на пугливых нет. Пока их приручишь, пока успокоишь. Такими темпами до секса дело и к концу отпуска не дойдет.    - Во-от! Я и говорю: опасно ее туда отправлять, - заметила Лиза Анечке. - Ишь, чего вздумала: секс ей на зарубежных морях подавай! Да там СПИД не спит, и сифилис с хламидией за ручку дружат!    - Скок-поскок, скок-поскок, я - веселый гонококк, открывай скорее дверь, я принес вам гонорей! - процитировала Анечка, и девчонки заржали.    Детский сад, штаны на лямках, подумала Котя.    - Перед лицом своих товарищей торжественно клянусь, - обвиняемая подняла руку в салюте, - быть крайне разборчивой в связях и перед отъездом затариться презервативами на XXL.    - А если по размерчику не подойдут? - ехидно поинтересовалась Анечка.    - Те, кому окажутся не по размеру, будут считаться не прошедшими фейс-контроль.    - Боюсь спросить, а что ты там считаешь лицом? - поинтересовалась Лизка.    - Так и представляю себе эту картину: Катька берет член в руки, рассматривает его в анфас, в профиль...    - И тот ей подмигивает единственным глазом! - закончила Лизка Анину мысль, и подружки вновь заржали.    - Вот и корми вас после этого. Злые вы, уеду я от вас, - флегматично заметила Котя.    - Да езжай уже, - разрешила Анечка.- Только веди себя там... Как положено. Чтобы нам потом за тебя стыдно не было    - Да знаю я, знаю. В общественном транспорте не знакомиться. На первом свидании сексом не заниматься. Белое не носить, обтягивающее не надевать. А чтобы вам стыдно не было, я просто всего рассказывать не буду.    - А вот это уже шантаж, - возразила Лизка и погрузилась в общение с десертом.    В общем и целом празднование нового Котиного заказа, совмещенное с проводами в отпуск, прошло на уровне.       Тимур был раздосадован. И какого черта он вообще согласился ехать на этот семинар? Конечно Мертвое море в ноябре - штука приятная, чего не скажешь про пейзаж за окном автомобиля. И Сам лично напомнил, что фирма-организатор семинара - их давний партнер, и что в сауне, под пивко, все вопросы решаются гораздо проще, чем за официальным столом переговоров.    И велел обязательно посетить СПА.    Вот объясните, что мужик с нормальной ориентацией забыл в СПА?    И Гаша эту поездку не одобряла.    Гаша вообще не любила, когда он уезжал. Вот и сегодня она с немым укором наблюдала за его сборами. Уселась в кресло и следила своими чайными глазами за его передвижениями.    Гаша была флоковой Донской Сфинксой. Сам подарил ее Тимуру котенком со словами, что породистые кошки - это выгодное долгосрочное вложение денег. Он что, дурак, спорить с начальством... Во всяком случае, по таким мелочам. Так в холостяцкой берлоге появилась... кто бы выучил ее имя по паспорту? Короче, Облигация, она же Гаша. Сначала Тимур собирался отдать котенка в добрые руки, но руки всё не находились, а те, что находились, казались ему недостаточно добрыми. Да и кошка оказалась зверем умным и самостоятельным и в доме прижилась.    Змей Женька, начохраны, говорил, что Гаша у Тимура заместо жены: ревновала его к подружкам, орала, если тот задерживался с работы, и грела постель по ночам.    Он же считал, что кошка даже лучше. Поскольку, рот ей заткнуть можно безо всяких хлопот. Рыбину кинул, и кошка счастлива.    И можно послать ее к ейной заядренной матери, если не в настроении. И ничего, никаких скандалов.    И прямо в глаза сказать ей, что она дура.    И та не обидится.    Да и обходится кошка дешевле.    Хотя Тимур однажды даже шубу ей купил. Сдуру. Повелся на уверенные доводы продавца зоомагазина, что его почти-лысой кошке, пока отопление по осени не включили, та жизненно необходима. Типа, у нормальных-то кошек она есть... Но Гаше аргументы показались неубедительными, и она с воплями от обновки избавилась. То ли ей фасончик не по вкусу пришелся, то ли кошка по жизни была убежденной нудисткой.    Уложив вещи, Тимур присел на дорожку. Кошка вновь начала свою песню:    "Как ты там будешь без меня, совсем один", - мурлыкала Гаша, отираясь о хозяйские ноги.    - Прямо так-таки и один? - хмыкнул Тимур.    "Кто там будет к тебе ластиться?" - мурлыкала рыжая, тычась мордой в ладонь.    - Уж найду кого-нибудь, если приспичит, - уверил ее хозяин.    "А кого ты там будешь гонять красной точечкой?", - не отставала кошка, в предвкушении отводя назад длинные уши и становясь при этом похожей на бешенного зайца.    С этим аргументом не поспоришь.    Тимур вынул из кармана брелок с лазером и поиграл с вымогательницей.    А потом позвонил, чтобы убедиться, что кошка в его отсутствие будет обеспечена едой, питьем и чистым лотком, и спустился к такси.       Аэропорт встретил Тимура очередью личного досмотра. Движимые неумолимой как наказание лентой транспортера, в металлическом брюхе интроскопа пропадали чемоданы, куртки, ботинки, ремни... И без того не лучшее настроение Тимура окончательно зависло на минусовой отметке.    - Не задерживайте входящих, раздевайтесь! - поторапливал очередных жертв осмотра неумолимый Страж Железной Арки, жизнерадостным писком приветствующей родственные души из того же материала.    - Может, вам еще и стриптиз станцевать? - пробормотал Тим.    - А что, мне идея нравится. По крайней мере, я бы с удовольствием посмотрела, - раздался за его спиной насмешливый женский голос. - У меня и музыка есть подходящая.    Тимур обернулся и обнаружил за собой симпатичную девушку в джинсах и курточке с орнаментом, ведущим свои корни откуда-то из Скандинавии. Ну, типа, "а олени лучче"... Девушка невозмутимо смотрела на него льдисто-голубыми глазами, настолько светлыми, что те казались чужеродными на ее чуть прихваченном естественным загаром лице. Лицо обрамляли каштановые волосы. Впрочем, назвать ее волосы каштановыми можно было только в общем и целом. Поскольку в частностях среди более темной массы в стороны торчали разной степени осветленности рыжие перышки. Безбашенная улыбка делала ее совсем юной, однако опытный глаз Тимура без труда определил, что "девушка" значительно ближе к тридцати, чем к семнадцати.    - Нет, правда есть, - сказала девушка так, будто его это волновало.    - Простите, только после вас, - с долей ехидства в голосе произнес Тимур и сделал приглашающий жест правой рукой.    На что девушка подняла ручку своего дорожного чемоданчика и продефилировала мимо него вперед по очереди.    От такой наглости у мужчины перехватило в горле.    Однако уже в следующий момент он был вознагражден за все причиненные неудобства. Поскольку девушка наклонилась, чтобы расстегнуть свои ботиночки.    Девица сама по себе была не из низкорослых, а высокие каблучки сделали уровень соблазнительно выступающих выпуклостей идеальным. Выше нижних 90 плавно появлялись не менее соблазнительные 60. Короткая курточка и свитерок задрались, демонстрируя ямочки-впадинки по обе стороны от позвоночника.    Тимур с трудом удержался от того, чтобы притянуть ее бедра в надлежащее - точнее надстоящее - положение.    Казалось бы, такая мелочь, а настроение поднялось...       Котя обратила внимание на этого мужчину еще при входе в аэропорт. Высокий, сухощавый, но отлично сложенный, с большой долей азиатских генов, видных невооруженным глазом. От монголоидов ему достались прямые, жесткие черные волосы, смуглая кожа и экзотический разрез карих глаз. От родственников по европеоидной линии - размер последних. Смесь получилась убойная. Тем более что Котя всегда неровно дышала к азиатам - видимо, сказывались отголоски татаро-монгольского ига в крови.    После первого инцидента (и дернул же ее черт за язык сказать про этот стриптиз?), они благополучно разошлись в разные стороны зала ожидания. Котя углубилась в планшетку, почитывая заброшенную на время очередного проекта художественную литературу. Незнакомец какое-то время поработал с ноутом, потом почитал разноцветную брошюрку, после чего занялся изучением окружающей действительности.    Оторвав в очередной раз глаза от книжки, хихикающая Котя поймала на себе его испытующий взгляд. Мужчина сидел, расположившись в аэропортовском сидении так, будто это был трон повышенной комфортности, и излучал во все стороны уверенность, властность и скуку. Ни дать, ни взять, Тамерлан на отдыхе.    Фейс-контроль мужик однозначно проходил. И, вспомнив недавний разговор у себя на кухне, Котя ему подмигнула. Незнакомец соизволил высказать свое высочайшее одобрение чуть заметным кивком.    Спустя еще полчаса объявили регистрацию на израильский рейс. Котя собрала свои немногочисленные пожитки и двинулась в сторону стойки.    - Едете поправлять здоровье? - раздался приятный низкий голос практически у самого ее уха.    - А вы что, врач? - поинтересовалась Котя у давешнего незнакомца, внимательно его оглядев.    - А как вы догадались? - хмыкнул тот.    - Ну, во-первых, нормальный человек в первую очередь предположил бы, что я еду отдыхать, - загибая пальцы, начала Котя. "Нормальность", кстати, тамерлан проглотил не поморщившись. - Во-вторых, у вас такой пронзительный взгляд... Прямо как рентген. Ну а в-третьих, вы держите программку о семинаре по медицинской технике.    Мужчина ухмыльнулся.    - А в-четвертых, я абсолютно здорова, - закончила Котя. Но почему-то, будучи произнесенными вслух, последние слова даже ей самой показались довольно двусмысленными.    - Абсолютно здоровых людей нет, - озвучил азиат известное изречение, - есть недообследованные.    - Желаете дообследовать? - не удержалась Котя. Да, Лизка права, не довбили в нее в детстве правила приличия.    - А что мне за это будет? - на лице тамерлана вновь промелькнула ухмылка.    - А ничего вам за это не будет. Совсем ничего, - ответила Котя, и опять вспомнив девичник, пробормотала себе под нос: - Ни сифилиса, ни гонореи, ни хламидиоза... - но осознав, что проговорила это вслух, тут же поправилась: - В смысле, здорова я, ничего интересного вы там не найдете.    - Забавные у вас представления об интересном, - в очередной раз хмыкнул незнакомец. - Не в первый раз едете в Израиль?    - Почему вы так решили?    - Во-первых, вы демонстрируете пресловутую национальную привычку евреев отвечать вопросом на вопрос, - подражая ей, ответил собеседник. - А во-вторых, обычно в незнакомую страну едут отдыхать с туристической группой.    - На самом деле, я еду туда впервые. А туристические группы я не люблю. Суета, толчея, посмотрите налево, подойдите направо... Я не сторонник организованного отдыха. Люблю, знаете ли, подышать воздухом свободы.    - Едете к знакомым? Или как?    - Или как. Просто выбрала и забронировала через Интернет отель на Мертвом море, подобрала подходящие рейсы. Правда, визу делала через турфирму. А вы частый гость на святой земле?    - Нет, я тоже еду туда в первый раз. Правда, в моем случае, - он кивнул на брошюрку, - самому ничего организовывать не пришлось. А вы чем занимаетесь? Когда не дышите воздухом свободы на Мертвом море?    - Вдыхание воздуха свободы для меня нормальное состояние. Я фрилансер.    - Ну, фрилансер - это не профессия, а образ жизни, насколько я понимаю. В смысле, способ организации рабочего времени. Не страшно, кстати, находиться в таком подвешенном состоянии?    - В начале было страшно. Когда нашу фирму закрыли - я работала в рекламном агентстве. А потом как-то пошли заказы... В общем, пока я вполне довольна своей жизнью. А вы в какой сфере медицины специализируетесь?    - В физиотерапии и реабилитации. Вас реабилитировать не нужно?    - К счастью, нет. А вот профизиотерапевтироваться я бы не отказалась. А то от долгого сидения за компьютером спинка бо-бо, - пожаловалась Котя.    - Бедная, бедная спинка, - пожалел ее тамерлан, поднырнув под расстегнутую курточку и проведя по позвоночнику уверенной рукой. Позвоночник сообщил, что ему мало, и что лично он готов отдаться в руки незнакомца прямо сейчас.    К сожалению, диалог с внутренними частями тела был прерван нетерпеливой работницей аэропорта. Котя взяла себя в руки и положила на стойку документы.    - Нас, пожалуйста, рядом, - произнес тамерлан с сияющей улыбкой. Но что-то в его интонации убедило девушку, что возражать ему, а тем более спорить с ним, не будут. Рука неотразимого потомка предводителя татаро-монголов, кстати заметила девушка, со спины никуда не исчезла.    - Подожди меня, - констатирующим тоном произнес тот, когда Котя получила свой посадочный талон и отправила чемодан в одиночное путешествие тайными тропинками багажных транспортеров.    "Хорошо, что Израиль большой. А то не видать бы нам воздуха свободы," - заметила Пятая Точка.    "А может и ну его, это самый воздух, мы им и дома надышимся," - заныло то место, которое ВООБЩЕ НИКТО НЕ СПРАШИВАЛ.    Тем не менее, по непонятным для нее самой причинам, Котя не ослушалась. И даже не съязвила в ответ в своей обычной манере.    Повторно пройдя досмотр и поставив штампики в загранпаспортах, парочка оказалась в загончике для ожидания.    Тут Котя поняла, что терпение и смирение - две добродетели, которые действительно вознаграждаются свыше.    Мужчина подошел к стене, расставил ноги пошире и притянул девушку за руку. На несколько удивленный - не сказать офонаревший - взгляд, он пояснил:    - Ну мы же решили профизиотерапевтировать тебе спинку?    Кто же устоит перед таким соблазнительным предложением?    Тамерлан прижал девушку к груди и запустил обе руки под курточку.    - Расслабься, - велел он, и Котя фактически повисла на нем, уложив голову на мускулистое, но вполне удобное плечо.    Руки азиата легко и уверенно скользили по тоненькому свитерку, пробегая твердыми пальцами вдоль позвоночного столба, обрисовывая позвонки, проходясь крабом между ребрами, разминая мышцы местами до боли, но после утешая их ласковыми поглаживаниями. Разомлевшая Котя лишь тихонечко постанывала ему в пиджак. Дорогой пиджак, к слову сказать.    Может и в правду, ну бы его, этот воздух свободы, размышляла Котя. Но все равно, не время и место, решила она.    Судя по жару, который разливался от того места, где ее тело соприкасалось с ширинкой азиатского кудесника, он тоже был не совсем в восторге от времени и места. Но тут уж ничего не поделаешь...    Руки тамерлана нежно прошлись по ее плечам, губы чуть коснулись макушки:    - Мадемуазель, транспорт подан, - произнес он тихим, чуть охрипшим голосом.    Котя очнулась и поняла, что пассажиры уже толпятся возле выхода.    Ее компаньон безо всяких слов закинул Котину сумку с ноутом и потянул спутницу в народные массы, ощутить плечо, а то и локоть, ближнего своего.    Преодолев поездку в автобусе, подъем по трапу и общение с бортпроводницей на входе, они наконец-то оказались у своих сидений. Понятливая девушка-регистраторша разместила их сбоку, ближе к хвосту, где сидения располагались по два в ряд.    - Можно, я... - не сговариваясь, начали оба.    Мужчина сделал международный жест "Lady first".    - Можно, я сяду возле окна? - виновато попросила Котя.    - А можно, я сяду возле прохода? - улыбнулся тамерлан.    Пока ее спутник не передумал, Котя быстренько пробралась к иллюминатору.    - А почему ты хочешь сидеть у прохода? - все же поинтересовалась она.    - У меня ноги, - ответил тот, пожав плечами.    - Ну надо же. У меня тоже. Целых две.    - В смысле, у меня они длинные.    - И у меня не короткие.    - А у меня длиннее!    - Что за дурацкая мужская привычка вечно всем мериться... - флегматично произнесла Котя, закатывая глаза.    Ее собеседник рассмеялся.    - Короче, в проход их можно вытянуть. Тебя как зовут?    - Котя. То есть Катя. В смысле, зовут меня Катя, но обычно меня называют Котя, - окончательно смутившись от собственной неловкости, проговорила девушка.    - А я Тимур.    - Красивое имя. Кажется, оно означает не то "твердый", не то "железный"? Тебе подходит.    - Вот и выросло поколение детей, которые не читали Аркадия Гайдара.    - Я читала. А что?    - Просто обычно у меня после того, как я называю имя, спрашивают, а где моя команда?    - Кто я такая, чтобы нарушать вековые традиции? Так где команда?    - Умеешь ты, Катя, сделать комплимент... Команда работает. Не всем же ездить на заграничные семинары, правильно? А откуда тебе известно значение моего имени?    - Работа у меня такая. Важно знать, что означают слова, чтобы не попасть впросак. А то, представь, назовут магазин мягкой мебели "Тимур". Оксюморон, - развела Котя руками.    - Ты не высказывайся так в приличном обществе, - подмигнул девушке ее несгибаемый, как выяснилось, спутник. - Вокруг же люди сидят.    - И то хорошо, - согласилась девушка. - Во всяком случае, не упадут.    - Ты копирайтер, что ли?    - Да и копирайтер, и швец, и жнец, и на дуде игрец.    - На дуде игрец - это хорошо, - мечтательно протянул Тимур, за что получил подзатыльник от сидящей по соседству.    - За что? - невинно поинтересовался Тимур.    - За осведомленность в китайской эротической прозе и познания в области духовых инструментов из кожи, - пробубнила Котя себе под нос.    За в большей или меньшей степени приличным трепом подошло время самолетного перекуса, после которого Котя стала откровенно зевать.    - Мне с вами скучно, мне с вами спать хочется? - процитировал Тимур.    - И спать тоже, - согласилась Котя, пристраиваясь на плечо соседа.    Перед сном ее мысли крутились вокруг темы, нужно ли считать самолет общественным транспортом?       В принципе, Тимур любил заграницу. Прежде всего, за доброжелательную улыбчивость, вежливость и чистоту. Финляндия не в счет: там та же мрачная решимость в купе с озадаченной озабоченностью. Но, с другой стороны, какая же из Финляндии заграница? И сидя в аэропорту Тим в очередной раз сравнивал "дым отечества" с миром по ту сторону полосатых столбов. Сравнение выходило не в пользу отечества.    Соотечественники, к слову сказать, были заметны сразу. Например, вот молодая пара, что переругивается по соседству. Тимур даже затруднялся с определением: используют ли они элементы ненормативной лексики в нормальной речи или разговаривают на матах, время от времени вставляя цензурные слова? Рядом их ребенок лет трех-пяти выламывает колеса из новенькой машинки.    Вот, пыша перегаром, сидит женщина лет сорока. Землистая кожа ее щек щедро разрисована румянами, а боевой раскраске глаз позавидует даже индеец на тропе войны.    Вот бабулька напротив, что читает "Оракула", и ее сосед со "Спид-инфо". Шутка ли сказать, все-таки самая читающая нация в мире.    Но главными признаками зрелого россиянина была печать безнадеги и бессилия, местами переходящих в хамство, и неподъемная ноша, прижимавшая к земле сутулые плечи.    На этом фоне голубоглазая девица с музыкой для стриптиза как-то выделялась. Она тихо хихикала над планшетом, с которого что-то с увлечением читала, однако на вопросы соседей отвечала доброжелательно и с улыбкой. Чем те нещадно пользовались. А встретившись с ним взглядом, девушка не заморозила физиономию в лучших традициях бодигардов, как то предписано негласными правилами российского общества.    Обнаружив, что они летят одним рейсом, Тим решил подойти, чтобы просто поболтать. А теперь она уютно сопела на его плече. Катя оказалась забавной собеседницей. А о том, как она реагировала на массаж, Тимур предпочитал вообще не вспоминать. Толку-то вспоминать? Все равно ничем конструктивным эти воспоминания не закончатся. Можно, конечно, взять у спутницы телефончик, но жизненный опыт подсказывал, что дорога - это такая альтернативная реальность, в которой все не так, как в жизни. Поэтому дорожные знакомства лучше оставить в дороге. Ничего путного из них не выходит.    Поэтому, пройдя послеполетные процедуры, Тимур поблагодарил девушку за компанию и попрощался. Катя не выглядела слишком расстроенной и также не стала проявлять инициативу в заполучении контактов. Что, хоть и подтверждало мнение Тимура о ней как девице здравомыслящей, самолюбие слегка задело.    Впрочем, практически до самого вечера времени рефлексировать на сей счет у Тима не было. В аэропорту его встретили, отвезли в отель оставить вещи, потом на фирму к организаторам семинара, где нужно было решить несколько технических вопросов.    И лишь ближе к концу дня, когда деловая часть была закончена и Тимур спустился к бассейну отеля, он вспомнил о своих рассуждениях по поводу голубоглазой соседки по самолету.    Поскольку из воды виднелась каштанововолосая головка с рыжими перьями.    Ну это просто издевательство какое-то, подумал Тимур.    Или судьба.    А спорить с судьбой - занятие неблагодарное. И противоестественное даже. Поскольку к головке прилагалось обтянутое купальником соблазнительно стройное тело. А на третьем этаже в его распоряжении имелся замечательный одноместный номер со всеми удобствами.   

ГЛАВА 2

  

"Капитуляция - не позор, - говорит Клаузевиц. - Генерал не будет

завлекать последнего оставшегося в живых солдата идеей борьбы,

равно как и хороший шахматист не станет продолжать

заведомо проигранную партию".

Эл Райс, Джек Траут "Маркетинговые войны"

   Когда перед самым носом у Коти остановились стройные загорелые мужские ноги, она проявила уместное в таком случае любопытство и проскользила взглядом вверх, вдоль гладких мужских бедер, провокационно выступающего бугра в плавках к поджарому животу и груди с развитой мускулатурой, пока, наконец, не добралась до лица. С которого на нее насмешливо смотрели глаза тамерлана. В смысле, Тимура, поправилась она.    - Как ты меня нашел? - Котя с одной стороны обрадовалась. Даже очень обрадовалась. Но на душе стало как-то... тревожно.    - Весьма интригующей, - ответил Тимур. - Но я тебя не искал, уж прости, - он пожал плечами и развел руками. - Просто мы совершенно случайно проживаем в одном отеле.    - Шутишь? - не поверила Котя. Мало того, что они оказались в одном городе, так еще и оба разместились в одной и той же гостинице. Из нескольких десятков местных отелей.    - Неа. Серьезен как никогда. Я сейчас освежусь, и мы пойдем ужинать. А потом продолжим заниматься твоей бедной спинкой.    И красавец-мужчина сиганул с бортика, без лишних брызг, рыбкой, уходя в прохладную воду бассейна.    'Йо-ху!' - взвизгнул позвоночник.    Место, Которое Никто Не Спрашивал, потерло в предвкушении руки. Или что оно там могло себе потереть?    Мозг заявил, что это вообще не его дело. Ибо является чистейшей воды безумием. И, вооружившись попкорном, объявил нейтралитет в ожидании зрелищ.    Даже Пятая Точка лишь что-то пробубнила, типа 'Потом не говорите, что я не предупреждала!'    Котя приказала внутренним органам заткнуться, поскольку так и до шизофрении недалеко. И отдалась эстетическому наслаждению. Потому что наблюдать за тем, как тренированное тело Тимура уверенными гребками рассекает воду, было истинным удовольствием. И оно лишь возрастало от заинтересованных взглядов, которые дамы всех возрастов бросали на ее смуглого попутчика. Они-то только наблюдали, а ее он пригласил на ужин. А потом заняться... спинкой.    Тимур вынырнул перед самым ее носом, схватив за бедра холодными руками.    - Ну что, пойдем? - поинтересовался он подле ее губ, откидывая двумя руками мокрые волосы со своего лба. Из тона следовало, что он спрашивает 'идем сейчас или попозже', а не 'идем или не идем'.    - Мне бы это... переодеться...    - Мне вообще и так нравится, но, боюсь, что в ресторан нас не пустят. Сколько времени тебе нужно на сборы?    - Полчаса.    - Хорошо. Значит, встречаемся внизу через полчаса, - и он чмокнул Котю в кончик носа. Чем вызвал волну завистливых вздохов наблюдательниц сего действа.    Котя остановила свой выбор на лёгоньком голубом макси-сарафанчике, подобрала соответствующую бижутерию, вспушила волосы феном, причесала бровки, подкрасила реснички и нанесла блеск на губы. Глаза и без дополнительных усилий сияли, как кристаллы Сваровски в ее ушах. Надев белые босоножки, она выскочила в коридор. Однако мгновение спустя взяла себя в руки и к лифту подошла степенной походкой от бедра.    Тимур уже ждал. Его волосы хранили следы купания, и сам он был удивительно свеж в льняных брюках и белоснежной рубашке с коротким рукавом.    - Привет! - улыбнулся он.    - Привет! - ответила Котя.    Тимур взял ее за руку и повел в ресторан отеля. Здесь, в облаке возбуждающих аппетит запахов, растворялась атмосфера курортной беззаботности. Не поддаться ей было невозможно. И Котя расслабилась, отдавшись на волю волн захватившего ее водоворота событий.    Поинтересовавшись ее предпочтениями в еде, Тимур сделал заказ. Котя вяло повыпрашивала меню, на что получила совет расслабиться. В следующий раз почитает, а сегодня музыку заказывает он.    - У тебя есть ПРИНЦИПИАЛЬНЫЕ возражения? - поинтересовался Тимур.    Принципиальных возражений у Коти не было. У нее были сомнения в разумности контактов с личностью, проявляющей недвусмысленные симптомы контрол-фрика.    - В твоем мире всегда есть только два мнения: твое и ошибочное? - осторожно полюбопытствовала Котя.    - Нет, только в трех случаях. Первый: я несу единоличную окончательную ответственность за последствия выбора. Согласись, в этом случае я должен иметь и право самостоятельно сделать этот выбор?    Котя согласилась.    - Второй: когда другой человек, если у него спросить, может принять неверное решение. В силу различных второстепенных факторов. Страха, например. Или отсутствия необходимой информации. Например, хирург не будет спрашивать у пациента, удалять тому аппендицит или нет. Логично?    Логично. И тут со стороны Коти возражений не последовало.    - Третья: когда предмет выбора настолько незначителен, что не стоит обсуждения. Ну вот как с этой едой. По большому счету, какая разница, посмотрела ты меню или нет? Ты в любом случае ткнула бы пальцем в небо, поскольку все блюда незнакомы. А здесь за тебя тем же пальцем в то же небо ткнул я. А поскольку платить все равно мне, согласно пункту первому, я имею преимущество в выборе. Правильно?    Вроде, все было правильно в его словах.    Но Котю не покидало ощущение, что где-то ее кидают...    Выбор Тимура, кстати, оказался удачным. Во всяком случае, и салат, и горячее пришлись девушке по вкусу. Примиренная с действительностью довольным желудком, Котя успокоилась и разговорилась.    - Мне кажется, что реклама скорее раздражает людей, чем приносит пользу, - говорил Тимур. - Хороший товар сам найдет своего покупателя.    - Просто умиляюсь с вашего пещерного мировоззрения, мой любезный друг, - отвечала Котя. - Для начала, покупатель вообще должен откуда-то узнать, что необходимый ему товар существует.    - А как это ты представляешь себе: покупатель не знает, что он хочет купить?    - Запросто. Например, у покупателя уже есть потребность, но он не знает, как ее удовлетворить. Например, я относительно недавно узнала о том, что существуют бытовые посудомоечные машины. И это притом, что посуду я ненавижу мыть в той же степени, в какой люблю готовить. И с радостью приобрела себе оный девайс при первой же возможности. Или, например, вот ты знаешь, что существует специальная приспособа, чтобы открывать банки с закручивающимися крышками?    - Не знаю и знать не хочу. У меня своя приспособа есть. Даже две: правая и левая.    - Хорошо тебе. Не все же такие большие и сильные? Во-вторых, даже зная ЧТО он хочет купить, покупатель обычно делает выбор из нескольких альтернатив. А производитель заинтересован в том, чтобы выбрали именно его товар.    - Да просто нужно качественно делать вещи, - настаивал Тимур.    - А как, по-твоему, покупатель должен узнать, что именно ЭТОТ товар качественный? Увы, рынок - он рынок и есть. Не похвалишь - не продашь. Хотя иногда встречается такая реклама... что хочется спросить, о чем вообще думали ее создатели.    - Например?    - Ну вот я как-то раз видела рекламу банка, который предлагал ипотеку. И в качестве иллюстрации была изображена веселая улитка. Очень хотелось дописать слоган 'Почувствуй всю тяжесть своего дома. Каждый день.' Или другой банк. Предлагал кредиты. Слоган 'На гребне волны'. И картинка: сёрфер на доске плывет по СКАТУ волны, которая его вот-вот накроет. А вообще в нашей рекламе приколов хватает... Вот в другом городе, - когда Котя садилась на своего любимого конька, согнать ее оттуда было практически невозможно, - на магазине было написано: "Zебра - свежая одежда". Я прямо-таки подобралась - а вдруг где-то всучат несвежую? Тебе не интересно, да? - вдруг огорченно прошептала Котя, заметив, что взгляд Тимура застыл на опустевшей креманке из-под десерта.    - Кать, мне очень интересно. Просто, может стоит продолжить разговор в более располагающей обстановке? Давай пойдем ко мне: ты будешь говорить, а я посмотрю, что у тебя там со спиной.    О том, что она дура, столь же изыскано ей говорили только один раз. Тогда это звучало как "говори, говори, мне так нравится твой голос".    Да ладно, подумаешь, не воспринимают ее всерьез. Она же не на работе. Там Коте пришлось приложить немало усилий, чтобы создать себе репутацию Реально Крутого Спеца. А здесь... Какая разница, видит он ее интеллект или нет? Они же не в 'Свою игру' собираются играть...    Тем более что ЕГО игра Котю тоже интересовала. И креманка ее десерта тоже стояла пустой.    - Я вообще-то ехала сюда не здоровье поправлять. Но если тебе уж прямо так не терпится заняться лечебными процедурами, то я согласна.    В чуть прищуренных глазах Тимура вспыхнуло темное пламя победы. Все-таки Тамерлан у него в генах наследил, подумала про себя Котя.       Выйдя из ресторана, она двинулась в сторону лифта, однако была поймана за руку и оттянута в сторону лестницы.    - Еще бы у тебя спина не болела. Физические нагрузки - основа здоровья опорно-двигательного аппарата, - назидательно выговаривал Тимур и легкой, пружинящей походкой, не вынимая рук из карманов, начал подниматься по ступенькам.    - Дальше, я так понимаю, будет лекция о пользе раздельного питания и здорового образа жизни. К пятнадцатому этажу как раз закончишь, - пробурчала Котя, убитая масштабами предстоящих олимпийских достижений.    - Я постараюсь тезисно. Поскольку закончить нужно к третьему, - весело ответил Тимур и повернулся, чтобы подмигнуть.    Котя не сдержала выдоха облегчения.    - Фи, какие мы нежные, - отреагировал блюститель здоровья нации.    - Я сюда отдыхать приехала, а не спортом заниматься, - возразила Котя, но дальше развивать мысль не стала, поскольку берегла силы. Хотя вожделенная лестничная площадка уже маячила впереди.    Когда они вошли в номер Тимура, Котя отметила, что он не слишком отличался от ее собственного. Кондиционер, правда, был настроен на значительно более низкую температуру. Она боялась, что спутник резко перейдет к активным действиям и ей придется изображать вспышку страсти, на которую ее гастрономически-удовлетворенное тело было сейчас не способно. Но слова Тимура вообще ввергли девушку в шок:    - Раздевайся и ложись на пол, - сказал ее персональный тамерлан так, словно предлагал расположиться в кресле у телевизора.    - Вот так прям сразу и начнем нашу половую жизнь? - не удержалась Котя.    - Можно и сразу, - одобрил Тимур, - но я всё же сначала планировал заняться твоим позвоночником. Потому и едУ подобрал легкую и в небольшом количестве. Раздевайся, я сейчас постелю.    - А на кровати никак? - с робкой надеждой в голосе поинтересовалась пациентка, успевшая почувствовать себя дурой. Снова. Еще один раз был после слов злодея о третьем этаже. Это может и в привычку войти, тоскливо отметила Котя.    - На кровати никак. Массаж, - особенно спины, - нужно делать на твердой поверхности.    Котя постояла минутку в нерешительности, а потом подумала, что все равно собиралась показываться своему врачевателю в нижнем белье. Правда, предполагала, что ситуация будет развиваться несколько по другому сценарию. Но в любом случае, со скромностью пора завязывать. И стала расстегивать пуговки на спине. Тимур подошел сзади, опустил ее руки вниз и продолжил начатое ею занятие. А потом просто спустил сарафан к ее ногам. Расстегнув застежку бюстгальтера (Котя едва успела удержать чашечки), он легонько - видимо для скорости - шлепнул стриптизерку по попе со словами 'Марш на покрывало!'. С другой стороны, а на что она рассчитывала, надевая кружевные стринги, в которых ткани было гному на гульфик?    Буду думать, что я на приеме у врача, успокаивала себя Котя. Но получалось с трудом, поскольку организм отказывался воспринимать нейтрально крепкое тело за ее спиной. Особенно настаивало то место, Которое Никто Не Спрашивал. Как обычно, оно вылезло со своим мнением впереди планеты всей. И как всегда - не вовремя. Собственно, именно поэтому его никто и не спрашивал.    Стыдливо отложив кружевной образец извращенной фантазии модельеров женского белья, Котя вытянулась на покрывале.    - Кисти в замок и под лоб, - скомандовал Тимур, прикрыл ее ноги простынкой и сел на Пятую Точку. Удивительно, но Пятая Точка промолчала.    И ты, Брут, подумала Котя в адрес предательницы, закрывая глаза.    За спиной послышался звук растираемых ладоней, и на нее капнуло несколько прохладных капель, отчего Котины плечи передернулись. Сзади раздался довольный смешок. А дальше пациентка прекратила тратить силы на бесполезный анализ. Потому что на нее опустились восхитительно теплые, крепкие сухие ладони, начиная запутанный, местами болезненный, но бесконечно расслабляющий танец по ее спине. Мышцы растеклись подтаявшим маслом, а кости превратились в желе. Котя раньше встречала это выражение в любовных романах, но почему-то считала его гиперболой. Ха! Ее кости реально ПРЕВРАТИЛИСЬ В ЖЕЛЕ. Она при всем своем желании не смогла бы сделать ни малейшего движения.    Да и желания не было.    Находясь в прострации, Котя не сразу заметила, что в массаже что-то изменилось. Вместо рук ее нежно касались теплые губы. 'Ну, наконец-то!' - лениво проворчало место, Которое Никто Не Спрашивал. В целом Котя была с ним согласна.    Губы Тимура медленно скользили вниз вдоль позвоночника, щекоча дыханием малюсенькие волоски спины. В какой-то момент соблазнитель скатился с Коти и потянул за собой простынку, открывая прохладе комнаты беззащитные ягодицы девушки. Видимо, жалость оставалась где-то в глубине его души, потому что в следующий момент обнаженные округлости были накрыты теплыми ладонями. Издав какой-то рыкоподобный звук, Тимур сжал Пятую Точку своими пальцами. После чего чувствительно прикусил.    Котя недовольно промычала в знак протеста, отстаивая неприкосновенность суверенных территорий.    За что была лишена последнего бастиона приличия.    Не разворачивая разморенную девушку, соблазнитель - или теперь его следовало называть искусителем? - начал путь в обратную сторону. Между ее ног втиснулась обнаженная конечность тамерлана, обозначая тем самым новую победу, а к спине, обдавая жаром, приблизилась его грудь. Котя с запозданием поняла, что Тимур предпочитал заниматься массажем, не обременяя себя лишней одеждой. Благо, затылком она не видела, а сквозь простынь - еще и не чувствовала ничего подозрительного.    Неторопливый рот вероломного захватчика тем временем добрался до чувствительного пушка на шее, и Котя вздрогнула. Тимур на это удовлетворенно хмыкнул у самого ее уха, отчего Котя вздрогнула еще раз. Тим проскользнул ладонями под ее грудь и прижался щекой к спине. А затем потерся виском сначала в правую, а затем в левую сторону от позвоночника, лаская ее гладкими волосами и что-то негромко мурлыча себе под нос. Уверенные пальцы нащупали расплющенные под тяжестью тела горошины, сжимая их.    И тут Котя поняла, что части ее тела вступили в преступный сговор с захватчиком.    Потому что груди заныли, что срочно нуждаются в продолжении банкета. И даже повышении градуса. Место, Которое Никто Не Спрашивал, неожиданно заявило, что обрело второе дыхание и готово к новым свершениям на эротической ниве. И даже верная Пятая Точка вдруг выразила интерес к новым приключениям.    Чем Тимур и не преминул воспользоваться.    Он лег на бок и, притянув Котю к себе спиной, начал осваивать новые пространства. Притягивание осуществлялось посредством перекрещенных на груди Коти рук. Которые споро ощупывали открывшийся взору завоевателя бюст. Его рот был занят шеей беспомощной жертвы.    О, Котя осознала всю глубину его коварства! В другой ситуации она, возможно и посопротивлялась бы его атаке - хотя бы для вида. Но теперь, размятая и отглаженная, она лишь безропотно ему внимала.    Нет, Тимур не стремился доставить ей удовольствие. То, что он делал, он делал для себя. Он откровенно наслаждался ее реакциями, так или иначе отвечая на каждый ее стон, каждое ее движение. Коте было все равно, что будет между ними завтра - да и будет ли между ними завтра что-нибудь. Потому что прямо сейчас она чувствовала себя настолько желанной, что сладко замирало не только то место, Которое Никто Не Спрашивает, но и где-то в районе солнечного сплетения, где, как подозревала Котя, располагалась ее душа.    Наконец, уложив девушку на спину, Тимур потянулся к ее лицу. Его руки в процессе разворота отпустили грудь (которая не замедлила возмутиться). Тамерлан устроился на ней сверху, опираясь на локти. Запустив пальцы в ее волосы, он удерживал безвольную голову Коти, пока его рот сначала нежно, а потом все с большей страстью ласкал ее губы. Тягучая энергия наполняла девушку, давая ей силы отвечать.    С каждой минутой все бодрее и бодрее.    Котина рука потянулась к его спине, но была передвинута Тимуром на его ягодицы. Котя вновь попыталась двинуться вверх, но ее ладонь была бесцеремонно возвращена на место, а для особо одаренных ей было продемонстрировано, что от нее требуется. Котя назло пробежала ноготками по чувствительной линии живота тамерлана, чем вызвала судорожное сокращение его мышц. Пришло время праздновать первую победу женской сборной. Но, учитывая, что большая ее часть уже давно играла на стороне противника, победа оказалась пирровой.    - Ну вот какая же настырная, - пробурчал ей в ключицу Тимур и перехватил обе Котины руки за ее головой.    Впрочем, этот плен продержался недолго, потому что очень скоро Тимур решил, что с прелюдиями пора заканчивать. Он поднялся, чтобы избавиться от плавок, вытащил из кармана валяющихся по близости брюк презерватив и приступил к главному блюду. Место, Которое Никто Не Спрашивает, молча поглотило его мужское достоинство, по достоинству его оценив. Дальнейшие события Котя помнила смутно. В памяти остались лишь несколько моментов. Как она впивается ногтями в его спину, и он вновь заводит руки ей за голову. Как он прихватывает ее зубами за место, где шея переходит в плечо. Как ее накрывает волна оргазма, и как он замирает под ее руками и со стоном обрушивается на Котю всем своим весом.    Дальше, где-то на границе между сном и реальностью, Котя ощутила, как сильные мужские руки с легкостью подняли ее с пола и доставили на кровать, где она была накрыта и прижата к крепкой горячей груди. Прежде чем уплыть в сон, девушка успела задуматься, есть ли у нее в гардеробе что-нибудь белое и обтягивающее. Но додумать мысль сил уже не хватило.      

ГЛАВА 3

  

"На войне все очень просто, - пишет Клаузевиц,

- но самая простая вещь оказывается самой сложной".

Райс, Джек Траут "Маркетинговые войны"

      Утром Тимур встал полным энергии и готовым к трудовым свершениям. Что само по себе было странно, поскольку проснувшись среди ночи и нащупав рядом Котю, он провел очередной заход сексмарафона. Сонная девчонка забавно отбрыкивалась от его приставаний, пока не втянулась в процесс. Она оказалась на удивление податливой, к тому же приятной на вкус и запах. Окунаясь с головой в ощущения, Котя умудрялась утягивать в эту пучину и его. Сейчас она тихонько сопела, лежа на боку и опираясь на согнутую в колене ногу. Простынка, под которой теплолюбивая соседка по постели скрывалась от освежающего ветерка кондиционера, приоткрывала соски, которые теперь выглядели розовыми колпачками. В Тимуре зашевелилось желание совершить третий раунд. Тем более что утреннюю эрекцию никто не отменял. Но девушка так сладко спала, что Тим пожалел ее и не стал будить. Приняв утренние водные процедуры, он собрался. И только после этого подсел на кровать, наклонился, запустил пальцы в ее растрепанные шелковистые волосы и лизнул мочку ушка. Котя смешно попыталась прикрыться плечом. На что Тимур мочку легонечко прикусил.    - Ай, - дернулась девушка и открыла глаза.    - Я на семинар. Освобожусь где-то около семи. Будешь уходить, просто захлопни дверь. Ты в каком номере остановилась?    - Шестьсот двадцать втором, - пробормотала соня, пытаясь одновременно сесть и протереть глаза. Простынка упала, открывая Тимуру обзор на млечные железы, которые он использовал совершенно не по тому назначению, которое им было предписано природой. Эх, нужно было все-таки разбудить, подумал Тимур. Но еще не вечер, с другой стороны, пришла вторая мысль.    - До вечера, - Тим приобнял Котю за спину и коснулся губами ее макушки.    - Пока, - ответила та и снова рухнула на подушку.    Время в течение дня то летело, то ползло. Тим встретил на семинаре пару знакомых, с которыми обсудил последние новости. Познакомился с несколькими потенциальными клиентами. Пара дам-участниц проявили к нему интерес, но Коте они конкуренцию составить не могли. От предложения приятелей сходить вместе в бар Тимур отказался, попросив перенести совместные планы на завтра. Сегодняшний вечер у него уже был занят. И приятное тепло разливалось по его груди в предвкушении.    Тим заглянул к себе, чтобы снять деловой костюм, надеть джинсы и футболку, заказал по телефону еду в 622 номер и двинулся на шестой этаж. И только подойдя к двери он задумался, а ждут ли его и есть ли там вообще кто-нибудь?    Он постучал в дверь, и за несколько мгновений тишины по ту сторону его сердце успело распробовать горечь разочарования. Но вот где-то там раздались шаги, и замок щелкнул. Котя в экстремально коротком шелковом кимоно веселенькой расцветочки смотрелась невозможно уютно. И в тоже время возбуждающе.    - Привет, - сказал Тимур, открывая дверь шире и протискиваясь внутрь.    - Привет, - ответила Котя. Без каблуков она оказалась ниже, и теперь смотрела на Тима задрав голову. Он не удержался, наклонился и поцеловал хозяйку номера в губы.    - Чем занимаешься?    - Работаю.    - Ты же отдыхать приехала.    - А я и отдыхаю. Поэтому работаю со скоростью раз в пять меньшей, чем обычно.    - Покажешь? - спросил Тим, проходя в комнату - почти полную копию его собственной.    - Нет, конечно. Деловая этика, знаешь ли. Коммерческая тайна, все такое...    В дверь вежливо постучали.    - Это еще кто? - спросила в воздух Котя.    - Обслуживание в номерах. Я заказал.    - Да у меня пока с едой не особо. Я еще с обеда сыта.    - Зато я нет. Да и тебе, наверное, кушать захочется. После того как я утолю свой голод, - и Тим довольно правдоподобно изобразил Серого Волка - Зубами Щелка.    - Ой, боюсь-боюсь, - пропищала Котя в образе Зайки-Побегайки в Домике и пошла открывать.    Как только дверь за официантом закрылась, Тимур стянул с себя футболку, недвусмысленно намекая, удовлетворение какой из двух нужд для него важнее. Поиграв немного в 'Ну, погоди', Тим загнал Котю на кровать, где и воспользовался ею в соответствующей позе. Как положено волку с зайкой. Катька сначала пыталась доказать, что он очень невоспитанный волк, потому что воспитанные волки с едой не заигрывают. Потом возразить, что волку с зайцем положено в зубах у волка, а в этой позе они сугубо как пара кроликов. В ответ на это Тимур наклонился к ней и прикусил за загривок. Там, как он обнаружил, у девушки было чувствительное место. Котя повырывалась, повырывалась, но куда она денется с подводной лодки? Когда его руки крепко держат и направляют ее бедра...    После они перекусили и пошли купаться. Развалившись двумя морскими звездами на поверхности самого соленого в мире моря, они болтали о всяких глупостях. О музыке, еде, курьезных случаях из практики, знаках Зодиака... Лишь две темы аккуратно обходились обеими сторонами - семья и место жительства.    Последующие пять дней пролетели так стремительно, что Тим даже не успел огорчиться предстоящей разлукой.    Их отношения с Катькой-Котей были легкими и необременительными. Она ни слова не говорила по поводу его занятости, всегда с радостью встречая его, когда бы тот ни освобождался. Даже когда тот приперся к ней в три часа ночи после вечеринки с парнями. Кроме парней в баре хватало и девушек, и было на что посмотреть. Тим даже облапал парочку во время медленных танцев. Но желания затащить их в постель у него не возникло. Так что в номер он вернулся в одиночестве. Промаявшись полчаса в бесплодных попытках заснуть, Тимур решил махнуть рукой на приличия и постучался в номер Коти. Та открыла, взъерошенная и мягонькая спросонья, и проблемы сна решились в момент. Сначала он разбудил ее, а потом она усыпила его.    Они бродили по городу, плавали в море, объедали местные рестораны, обсиживали скамейки в местных парках.    И даже сходили в СПА.    Но больше всего времени проводили в постели.    Все это время Тимур буквально летал. У него и раньше не было проблем в деловой сфере, но за эти дни он буквально стал суперзвездой, приковывая к себе внимание как имеющихся, так и потенциальных партнеров. Ему даже удалось изменить в свою пользу условия поставки оборудования. Если бы ему сказали раньше, что такие условия возможны в принципе, он бы просто рассмеялся лжецу в лицо.    Мертвое море до краев наполнило его жизнью.    Вот это настоящий отдых, думал Тимур.    С Котей они простились легко, будто вечером увидятся.    - Я сегодня улетаю, - сказал Тимур.    - Счастливого пути, - ответила Котя и потянулась чмокнуть его в губы, как прощалась с ним все это время.    Тимур летел домой, и на душе у него было легко и светло.    О том, что эта легкость обманчива, он понял той же ночью, привычно пошарив по постели, но вместо Коти нащупав недовольную Гашу.    И его накрыла волна отката.    Желание обнять Котю просто затопило его, пугая своей неожиданностью. Сперва Тимур думал, что это банальная неудовлетворенность после регулярного секса. Поэтому пригласил на ужин шикарную блондинку.    Нет, не то чтобы у него не встало - он же нормальный мужик. Но это было примерно как Доширак после свежей, сочной отбивной - есть можно, но повторить не тянет.    Тимур думал, что наваждение пройдет со временем, но заканчивалась уже третья неделя, а его продолжало ломать. Если его на работе не отвлекали, он мог с полчаса просидеть, уставившись в пространство, и вспоминать быстротечные пять, - почти шесть, - дней счастья. Странно, что он сразу не понял, что это было оно.    Тимур пытался найти Котю через Интернет, но оказалось, что за все время он ни разу не поинтересовался ее фамилией. А набор в поисковике ее имени, города и слова "реклама" нужных ссылок не давал.    Сейчас Тим был уже практически готов закрыть глаза на предстоящие полгода подколов со стороны Змея Женьки и пойти просить того воспользоваться связями и поднять список пассажиров рейса, которым он летел в Израиль.       Закрыв дверь за Тимуром, Котя доплелась до кровати, обняла подушку, еще пахнущую его лосьоном после бритья, и разревелась. Нет, она понимала, что это просто курортный роман. Более того - она изначала ехала сюда завести курортный роман. Хотя на ТАКОЕ она не рассчитывала даже в самых смелых своих фантазиях. Тамерлан, будучи настоящим полководцем, взял на себя все ее проблемы и сомнения, и она плавала за ним воздушным шариком на веревочке. Пожалуй, долго в таком режиме она бы все равно не выдержала, поскольку давно уже привыкла управлять своей жизнью самостоятельно. Но разнообразия ради это был очень интересный опыт.    Вот представь себе, что было бы, если бы вы продолжили эти отношения, убеждала себя Котя. Тебя бы начала тяготить его властность, его - твоя самостоятельность. Ты бы хотела сидеть дома и читать книги, он - ходить по ресторанам и клубам. И - о нет, об этом даже подумать без содрогания нельзя! - пытался бы заставить тебя делать зарядку по утрам! Да вы бы разругались через две недели!    Вот в этом и была прелесть "удаленных" романов, которые так ценила Котя. Никто не виноват в том, что вы расстаетесь. Просто время и пространство против того, чтобы вы были вместе. Никто ни на кого не обижен. Никто не выясняет отношений. Остаются лишь светлые воспоминания о проведенном времени. Мечта просто, а не отношения, согласитесь?    Но расставаться все равно было больно.    Завтра, подумала Котя.    Завтра я буду радоваться тому, что у меня БЫЛ такой шикарный роман с таким шикарным мужиком. А сегодня я погорюю, что он уже закончился, разрешила себе она.       Вернувшись домой, Котя устроила очередной девичник с творческим отчетом о проделанной работе. Мнения девчонок разделились.    - Ну и дура ты, Котька, - заметила Лизка. - Наше счастье - в наших руках. Нужно было хотя бы намекнуть, что ты не против продолжить отношения.    - Знаешь, Тимур впечатление клинического идиота не производил, а значит, отдавал себе отчет в том, что, когда и зачем делает, - возразила Котя. - Если бы ОН хотел продолжить отношения, он бы так и сказал.    - О! Пока не прихватит, мужчины вообще редко задумываются над отношениями. У них это в приоритеты не входит, - настаивала Лиза.    - С другой стороны, - подала голос Анечка, - вот представь. Котя намекает, что вдруг у нее опять спинка болит, где найти такого кудесника и так далее - ну, вдруг в ней приличия вышли из летаргии, и она не задала вопрос прямо. Они обмениваются телефонами. И она ждет. И еще ждет. И еще неделю ждет. А потом звонит сама и узнает, что у него жена и трое детей. А? Не, уж лучше так. С глаз долой, из сердца вон.    - Вот-вот. И он так себе сейчас сидит и так думает про Котю, - это опять Лиза. - Хотя, о чем это я. "Мужчина" и "думает"? Нет, я определенно погорячилась.    - Лизка, вопреки твоему эмпирическому опыту, ученые доказали наличие интеллекта у мужчин, - хмыкнула Котя. - Всё, девчонки. Тема закрыта. Трамвай уехал, поезд ушел, пароход уплыл. Гуд бай, май лав, гуд бай!    - Да не переживай ты так, - Лиза положила руку на Котину кисть и дружески ее сжала. - Мир, он такой круглый. А жизнь, она такая шалунья... Глядишь, и встретишься со своим тамерланом. В самый неожиданный момент.    Впереди ее ждал большой проект. Крупная фирма решила открыть сеть салонов СПА и пригласила ее заняться брендингом. То есть не просто разработать брендовые атрибуты: название, слоган, брендбук, гайдлайн. Ей предстояло распланировать кампанию по внедрению бренда на рынок. Правда, чем больше Котя знакомилась с материалами по проекту, тем меньше ей нравилась сама бизнес-идея.    Котя не была новичком в подобных делах. И ее опыт подсказывал, что совдеп прочно пустил корни в головах топ-менежмента. В смысле, большинство руководителей фирм считало, что главное - придумать и произвести ПРОДУКТ. Желательно МНОГО ПРОДУКТА. И тут сразу прибегут благодарные покупатели и начнут кланяться производителю в ножки. И понесут МНОГА ДЕНАЖКОВ. Увы, в реальности все оказывалось не так. Прибыли все не было и не было. А почему? Потому что производитель собирался просто продавать товар. А не вести военные действия на рынке: наступательные, оборонительные, подрывные... Производитель думал о покупателе. А нужно было в той же степени думать о конкурентах, которым ЕГО покупатель нес ЕГО денажки...    Так вот, идея сети СПА была замечательной. Если бы не их конкурент - существующая и процветающая сеть салонов красоты, в которых следующим эволюционным шагом прямо-таки напрашивалось открытие СПА. Более того, по данным Коти, два из семи салонов в городе сейчас были закрыты на ремонт. И неспроста, подозревала Котя.    Но для экспертизы бизнес-плана ее никто не приглашал. От Котиного тонкого намека генеральный директор фирмы - Александр Александрович Тяжелков, практически олигарх, - отмахнулся. Его можно было понять. Фирма являлась крохотным аппендиксом в его царстве. Хотя то, что он вообще выразил желание лично с нею встретиться, говорило о том, что аппендиксом тот дорожил не меньше, чем любой другой частью тела своей финансовой империи.    Сегодня Тяжелков должен был представить ее команде, с которой Коте предстояло работать непосредственно. Потратив три часа на подбор одежды, маникюр, макияж, укладку, она была готова встретить удар грудью.    Тяжелков был настолько любезен, что сам провел Котю по цехам и отделам. Это было огромное подспорье в Котином нелегком труде: теперь сотрудники фирмы видели, насколько важным является новый проект.    - А вот здесь будут проходить ваши рабочие совещания, - говорил Тяжелков, распахивая перед девушкой дверь с надписью 'Исполнительный директор'.    Девушка переступила порог, разглядывая обманчиво скромный изыск хайтека кабинета: небольшую "представительскую" зону с кофейным столиком и парой кресел, жекашную панель для видеоконференций и презентаций, большой стол для совещаний, венчавшийся широким столом хозяина, оборудованным монитором, тройкой телефонов, интеркомом и внушительным организатором из натурального дерева. И лишь когда ее взгляд добрался до самого владельца, до мозга Коти дошло, что было написано под словами 'Исполнительный директор'.    Там было написано 'Альдиев Тимур Александрович'.       Тимур не обманывал Катю, он действительно был дипломированным врачом со специализацией в области физиотерапии, бальнеологии и реабилитации. С детства занимаясь спортом, он насмотрелся на травмы и их последствия, поэтому поступил в мед с вполне определенной целью. И никто не сомневался, что отличник, комсорг, спортсмен и просто красивый парень Тимур получит желанную специализацию. Еще в институте мамы пострадавших выстраивались к нему в очередь. А когда Тим его закончил, его сразу взяли в интернатуру в крупный реабилитационный Центр. Но тут пришел Тот, Кого Не Зовут. То есть Большой Капец. Сначала 'трое собрались в дремучем лесу, больше в Союзе никто не живет' - в мозгу Тимура накрепко застряла эта кавээновская фраза. Потом была всеобщая ваучеризация и талоны на колбасу, и все резко стали миллионерами. Золотые руки Тимура не дали ему пропасть в 'смутные времена', более того, ему удавалось вполне достойно содержать всю семью.    И промышлял бы Тимур по мелочи, не встреться на его пути СанСаныч Тяжелков, бизнесмен, залечивавший тогда двойной перелом руки - как подозревал Тим, последствие разборок.    Предприниматель СанСаныч умненького и умелого паренька приметил и в бизнесА благословил. Помимо прочих, не столь легитимных видов предпринимательской деятельности, Тяжелков, на волне повального увлечения экстрасенсорикой, начал производить компактные индивидуальные измерительные приборы, давно и прочно вошедшие в зарубежную медицинскую практику. Когда и где СанСаныч успел познакомиться с зарубежной практикой врачевания, для Тимура оставалось тайной, но он предполагал, что травма, благодаря которой они познакомились, была у Тяжелкова не самой первой и не самой серьезной. Сначала Тима привлекли в качестве эксперта-практика, когда оказалось, что его советы дают ощутимый экономический эффект - поставили руководителем исследовательской группы. И тут выяснилось, что то качество, которое сам Тимур считал у себя совершенно нормальным и обычным, для бизнесмена Тяжелкова было просто находкой. Речь шла о лидерской харизме Тима. С детства слово Тимура в компании считалось непререкаемым законом. Тому даже не надо было что-либо доказывать. 'Кто сказал?' - 'Тим сказал'. Всё, этого было уже достаточно.    Подчиненные смотрели на Тимура как на бога. Бог был суров, но справедлив. Всегда ровен и корректен. За время своей карьеры у Тяжелкова пару раз Тимура все-таки выводили из себя. И с тех пор легенда о Черном Огнедышащем Драконе, в которого, согласно офисному эпосу, якобы превращается рассерженный начальник, передавалась из уст в уста. Некоторые сомневались в ее правдивости. Но проверить на себе не решались.    Сам Тимур вспоминать эти эпизоды из своей руководящей деятельности не любил. Поскольку ему до сих пор было очень стыдно. И жалко поломанного стула, который он в сердцах поставил на правильное, с его точки зрения, место; разбитого стакана, брошенного в стену, и растрескавшегося лакированного стола, по которому стукнул кулаком. А что поделать? Навыки, полученные на модной в смутное время секции каратэ, иногда давали о себе знать в самый неподходящий момент.    Так или иначе Тимур, несколько лет медленно, но неуклонно продвигаемый по карьерной лестнице, оказался на самом верху. Вот просто топ-топ-менеджером. Выше него - только небо. То есть Генеральный, он же СанСаныч, он же СамСамыч, он же просто Сам.       Дурные предчувствия у Тима появились, когда в воздухе впервые прозвучало слово "диверсификация".    - Ты знаешь, что такое "диверсификация"? - произнес Сам в один из визитов.    Тимур знал, поскольку был человеком эрудированным.    - И куда мы будем расширяться? - поняв намек, Тимур перешел сразу к делу.    - Я вот тут подумал, что "вокруг цветет медвяный вереск, а меда мы не пьем" ...    - СанСаныч, вы меня пугаете... Кого планируете мочить? - поинтересовался Тимур, помятуя судьбу "двоих, последних медоваров, оставшихся в живых".    - Клиентов.    - Кровожадный вы.    - Вовсе нет. Напротив, забочусь о чистоте и здоровье нации.    - Свят-свят-свят, евгеникой решили заняться на старости лет?    - Тимур, кончать молоть чепуху. Я подумал: вот мы выпускаем супер-пупер-современное оборудование, но сами его не используем. А ведь нам оно обошлось бы гораздо дешевле, чем прочим. И покупка, и обслуживание. И мелькнула у меня мысль: а не открыть ли нам СПА? Я тут затеял небольшое строительство, - когда Сам заводил речь о строительстве, сразу становилось ясно, что у него появились новые серые или черные бабки, которые нуждались в легализации. Тимур не поддерживал его игр с государством, но игра была в крови у Тяжелкова, и ничего с этим сделать было нельзя. - К тому же это очень близко к твоей основной специализации. Не хочешь тряхнуть стариной?    Может, Тим и хотел чем-нибудь тряхнуть, но влезать в новое дело, в котором он ничего не смыслил, а именно создание и управление СПА-салонами, не хотелось. Да и не мужское это дело.    - Не бойся, я найду тебе хорошего спеца на раскрутку, - успокоил Сам. И в душе Тимура потянуло холодком.    Тяжелков сообщил, что нашел нужного человека, еще перед поездкой на семинар. И сегодня должно было состояться знакомство. Тимур заказал сауну и пиво, и был готов к встрече.    Но оказалось, что к встрече он был не готов.    Когда в кабинет вместе с СамСамычем вошла девица, Тимур матернулся про себя. Девица была воплощением серого офисного кошма... тьфу, дресс-кода: полуоблегающий пиджачок, белая водолазочка, юбочка до колен, сапожки на среднем каблуке, безликая прическа. Образу Эталонной Офисной Крысы не хватало только очков в роговой оправе, успел подумать Тимур, прежде чем поймал взгляд льдисто-голубых глаз.    Для полноты мизансцены в кабинет ворвался змей Женка, вопя с прохода:    - Я ее нашел, с тебя бутылка!    - А вот и начальник службы безопасности, - обрадовался Сам. - Евгений Петрович, Тимур Александрович, прошу любить и жаловать - наш новый специалист по брендингу, - змей Женька, симпатичный блондин с несмываемой печатью бабника на лице, скользнул взглядом по даме, и вернул внимание приятелю, - Екатерина Андреевна Кошкина, - закончил Шеф.    А вот на этих словах Женька повернулся к представляемой и тщательно изучил ее сначала снизу вверх, а потом сверху вниз.    Тимуру от такой несправедливости судьбы захотелось прикрыть голову руками и уткнуться лицом в стол.    - Очень приятно, - ответил Змей и, не отводя взгляда, потянулся к дамской ручке.    Сердце Тима рухнуло куда-то в область желудка.    Екатерина Андреевна улыбнулась блондину безбашенной Котиной улыбкой, засветившись обаянием, как новогодняя елка. В этот момент даже ее дресс-код показался Тимуру вполне женственным.    На лице Змея мелькнуло удивление, которое сменил Тот Самый Взгляд. Чтоб у тебя, у кобеля, как-нибудь в самый неподходящий момент презервативы кончились, пожелал тому в сердцах исполнительный директор, и неведомая волна подняла его с кресла и вынесла к входной двери.    -...Тимур Александрович, про которого я вам, Катенька, так много рассказывал, - пробилось сквозь затуманенное сознание Тимура, и он вмиг протрезвел.    А вот эта фраза объясняла всё: и интригующее знакомство, и один рейс, и общий отель на двоих. Обида, разочарование и злость на себя обрушились на него лавиной. Но многолетняя привычка держать себя в руках дала о себе знать, и Катю он поприветствовал нейтральным кивком.    СамСамыч разливался соловьем, рассказывая о перспективах грядущего проекта, но все мысли Тимура были только о том, каким же он был идиотом.    - Спасибо, Александр Александрович, дальше наши дела с Екатериной Андреевной мы обсудим сами, - невозмутимо произнес Тимур.    Понятливый Змей подмигнул Тиму и увел Шефа из кабинета.    Растерянная Котя - Екатерина Андреевна, поправил себя Тимур, - робко стояла у дверей.    - А что, неплохой ход, чтобы упрочить свое положение, - выплюнул Тимур. - Так сильно был нужен этот заказ, что вы не постеснялись прыгнуть в постель к исполнительному директору?    Всю робость и растерянность с Кати смыло в один момент. Казалось, что сначала она просто потеряла способность говорить. Но потом справилась с языком вполне успешно:    - Вы, Тимур Александрович, простите, самовлюбленный осел, - четко выговаривая каждый слог, произнесла Екатерина Андреевна. - К тому моменту, когда я собралась в отпуск, контракт был уже подписан. И вашего мнения о нем никто не спрашивал, - ее глаза горели негодованием. - И если бы я хотя бы подозревала, что вы и есть тот самый "Тимочка", дифирамбы которому распевал Александр Александрович, я бы не то что курортную интрижку затевать с вами не стала, я бы к вам даже на выстрел не подошла. Достаточно того, что саботаж со стороны руководства в принципе является самой частой проблемой нововведений. Накручивать на него еще и личностные неурядицы - увольте, ради бога!    Тимур было открыл рот, чтобы разразиться гневной ответной речью, но Катя просто прикрыла его своей ладонью.    - Помолчи, пожалуйста. Оставь мне хоть какие-то иллюзии, - сказала она и двинулась в сторону двери. Остановившись через пару шагов, она обернулась и бросила напоследок: - Моя визитка лежит у вашей секретарши. Пусть свяжется со мной, когда будет известно время совещания.    Тимур не мог сказать, что добило его больше всего. Может, то, что его обозвали самовлюбленным ослом. Может то, что ему заткнули рот. А может то, что их отношения, из-за которых он промучился несколько недель, для нее, как выяснилось, были курортной интрижкой.   

ГЛАВА 3

"А Ли Якокка поддерживал огонь в своих войсках

такими бессмертными строчками: 'У нас есть один

и только один предмет желаний. Быть лучшими.'

А что еще остается?"

Эл Райс, Джек Траут "Маркетинговые войны"

            Котя была зла. В первую очередь, на себя.       Как она позволила тому месту, Которое Никто Не Спрашивает, втянуть себя в эту авантюру?       А ведь я говорила, а ведь я предупреждала, занудила Пятая Точка. Хотя, наверное, следовало называть ее местом, Которое Никто Не Слушает.       Где был ее мозг? Где он был?       Мозг был занят расчетом вероятностей различных последствий того, что она назвала Тимура самовлюбленным ослом. По разным оценкам, с вероятностью от 85 до 100% ее ждал полный и безоговорочный писец, заявил Мозг.       Раньше нужно было думать, заявила Мозгу Котя.       А я что? Это всё Язык - враг твой, перевел стрелки Мозг и продолжил свои увлекательные занятия теорией вероятности.      Но если отбросить нездоровый юмор, размышляла Котя, ситуация действительно складывается не самая благоприятная.      По поводу саботажа руководства она не соврала. Более того, это были не Котины выводы, а неутешительная статистика исследований. А статистика, как известно, ложь, да в ней намек. И Котин опыт подтверждал эти исследования в полной мере.      Давным-давно, целых десять лет назад, когда Котя была наивной выпускницей психфака провинциального городка, мир казался ей огромным, неизведанным и жаждавшим ее помощи. Со всей самонадеянностью молодых психологов, Котя кинулась причинять добро и наносить пользу. В сфере бизнеса. А именно, пошла она на фирму заниматься HR-ом, управлением персоналом, то бишь.      Будучи от природы склонной к самообразованию, она сутками напролет читала умные книжки и разработала отличную систему с производственными стандартами, регламентами, бизнес-процессами и прочей фигней, предписывающей, как дОлжно работать. И принялась внедрять инновации в массы.      Как выяснилось, никто инноваций не жаждал.      Владелец фирмы, он же директор, жаждал быть и оставаться самодержцем и самодурить в свое удовольствие. Т.е. он был не против, чтобы правила были, но а) распространялись они только на подчиненных; б) в любом конкретном случае он мог бы эти правила подправить по собственному желанию. Подчиненные же считали, что им хватит одного закона. В лице Царя. А пытаться выживать, лавируя между законом бумажным и реальным, никто не хотел.      Вот так Котя впервые столкнулась с саботажем нововведений.      С той поры утекло много слез, иллюзий и разочарований. Котя получила вторую маркетинговую вышку, потыкалась по разным фирмам и уехала покорять Большой Город. Там она начала свою карьеру маркетолога, специализируясь на брендинге, ребрендинге и рекламных кампаниях. Потом, когда фирма разорилась, поскольку воровать меньше надо, Котя оказалась один на один с суровым мужским миром бизнеса, в котором даже женщины больше доверяют мужчинам. Ей пришлось доказывать своими результатами, что она ничуть не хуже, и даже лучше.      И вот теперь ей предстояло все начинать с нуля.      Поскольку ее репутация имела значение для Тяжелкова, но была глубоко по барабану Тимуру, который мало того что женщину в принципе считал другом человека, так ее лично еще и имел нещадно в свое удовольствие. Ожидать с его стороны серьезного отношения было глупо.      Ладно бы только это.      Но Котя умудрилась усугубить ситуацию и надавить Тамерлану на больную у всех мужчин мозоль самолюбия.      А значит, ей предстояло не просто бороться с саботажем.      Ей объявят войну.            После того, как Екатерина Андреевна его покинула, Тимур гаркнул Люсе, своей секретарше, что его НИ ДЛЯ КОГО нет, и попытался разобраться в ситуации.      Прежде всего, что ни случается, случается к лучшему. Во всяком случае, послеотпускное наваждение рассеялось, прочищая мозги. Злость придала энергии, которой катастрофически не хватало Тимуру в последнее время. Во что он превратился? В овощ какой-то.      Страдающий Патиссон, блин.      Итак, Катька, похоже, права. Он - самовлюбленный осел. Обстоятельства их знакомства нормальными не назовешь, но всё-таки фактов, подтверждающих его обвинения, не было. Инициатором знакомства и его продолжения был ОН. Возможно, не прояви инициативу Тим, Котя бы сама сделала первый шаг. Но вряд ли бы преуспела в этом, поскольку Тим не любил женщин, которые явно себя предлагают.      Второе - если бы она хотела заручиться его поддержкой, она бы не стала скрывать то, над чем работала. Более того, всячески демонстрировала свои достижения. А Катька категорично закрыла тему своей работы, и не считая их первого ужина, профессиональных вопросов стремилась избегать.      И третье. Тимур загрузил 1С-ку и поднял информацию по договорам. Котя не соврала - контракт был подписан до поездки. Причем, взглянув на сумму, Тимур осознал, что девушка могла себе позволить одноместный люкс в 4-хзвездочном отеле без особых потерь для своего бюджета.      Короче, он был не прав.      Но она сама виновата. Зачем нужно было сразу лезть в бутылку, орать, руками махать? Могла бы как нормальная женщина обиженно похлопать глазками, пустить слезу, объяснить, что он все не так понял. Он же не зверь какой-то. Понял бы и простил. Тьфу, ну в смысле, все было бы нормально.      А она натравила на него свою Эталонную Крысу. Заигралась девочка во взрослые игры. Нужно показать ей, кто в доме хозяин. И когда Крыса осознает свою беспомощность и некомпетентность, конечно Тимур поддержит свою маленькую, сладенькую Котеньку.      На этой оптимистической ноте Тимур выглянул в приемную, назначил время совещания по новому проекту, определил перечень приглашенных, еще десять минут пофантазировал, как он будет утешать Котю, и с новыми силами окунулся в подзапущенные дела.            Катя многого от первого совещания не ждала. Ее главной задачей было не дать Тимуру уйти в открытую оппозицию. Тимуру Александровичу, поправилась она. Теперь даже про себя она старалась называть его только по имени-отчеству. Не дай бог, с языка сорвется. Поскольку, что правда, то правда, язык был злейшим ее врагом. Девчонки, правда, считали, что все ее беды от большого ума. Но поскольку именно Язык и Мозг были основными источниками ее дохода, делать себе лоботомию или обрезание единственного имеющегося у нее органа без костей, Котя не решалась.      Всего на совещании было восемь человек - включая ее. Нужно было отдать должное исполнительному директору, команда была подобрана грамотно. Непонятным было лишь присутствие эсбэшника Евгения Петровича, которого, как помнила Котя, ее экс-любовник называл не иначе как 'Змей Женька'. Но может у них так принято. А может, Тимур его просто за компанию поржать пригласил, взгрустнула Котя.      Кроме него тут были:      Элегантная как наставница Смольного Анна Павловна - дама, которой предстояло руководить новой сетью;      Солидная Светлана Васильевна, которой предстояло стать фактически главврачом салонов. СПА - это вам не парикмахерская какая-то, здесь без квалифицированного медперсонала - никуда;      Уткнувшийся в документы Игорь Викторович - начальник юротдела.      Владимир Тимофеевич, энергичный начальник отдела сбыта.      Константин Валерьевич, - для вас, прелестница, просто Константин, сказал ей мужичок с козлиной бородкой и полтинником за плечами. Он отвечал за архитектурный проект и внутренний антураж зданий.      Ну и Тимур Александрович, куда без него? Топ-топ-менеджер вольготно развалился в кресле во главе стола, скрестив руки на груди и поглядывая на нее со скрытым весельем. Помогать он ей не спешил.      - Итак, друзья мои, меня зовут Екатерина. Александр Александрович пригласил меня в качестве консультанта для разработки новому проекту бренда, способов его продвижения, а также планирования этапов выхода на рынок. По сути проекта, я думаю, нам лучше послушать Тимура Александровича.      - Разумеется, Катюшенька, вы-то у нас человек посторонний, - одной фразой вбив сразу два гола в ворота ее имиджа, согласился тот. А учитывая тон терпеливого родителя, то и все три. И все это с сияющей улыбкой. Обманчивой улыбкой азиатского гостеприимства.      Говорил Тимур Александрович, внятно, доступно и по сути. Котя им аж залюбовалась, невольно бередя недавние раны. Тамерлан на лихом скакуне. Он рассказал суть идеи, ее масштабы, потенциальную экономическую выгоду и ожидаемые трудовые и финансовые затраты. По ходу, как на планерке, раскидывал задания. Слушали его сосредоточенно, боясь упустить любое слово.       - А теперь, - закончил свою речь Тимур, - Катюша расскажет, зачем нам здесь она. В смысле, расскажет нам, зачем она здесь, - как бы между прочим поправился он.       Лет пять назад Котю можно было бы выбить из седла подобными выпадами. Но не теперь. Особенно, учитывая то, что морально она была готова. Но желание придушить шутника оттого не исчезало.       - Да, давайте посмотрим, что и в каком порядке нам предстоит сделать. Прежде всего... - начала она, как ее прервал сбытовик:       - Катенька, прошу прощения, а у вас опыт с этой области есть? Вы так молодо выглядите...       Сам он был лет на пять старше тамерлана.       - Вы имеете в виду опыт в области брендинга? Да, я вела проекты... - и она назвала 'громыхнувшую' ударным захватом рынка сеть строительных материалов и еще пару проектов поменьше. - Кроме того, участвовала в разработке рекламных кампаний... - тут ей тоже было чем похвастаться. Ложной скромностью она не страдала. Бизнес не тот.       - Так вот, - когда она вернулась к основной теме, на нее уже смотрели с уважением. - Для начала нам нужно сформулировать миссию и название проекта. А уже от них мы будем плясать дальше.       - А, может, сразу приступим к названию? - тридцатью двумя зубами улыбнулась будущая директриса СПА-сети. - Я тут кое-что накидала, - и она вынула из сумочки сложенный вчетверо листок, на котором в столбик убористым почерком были зафиксированы штук тридцать альтернатив.       Ага, у нас уже объявились один Саботажник, один Скептик и одна Энтузиастка, заметила про себя Котя.       - Как же мы сможем выбрать лучшее, если не определим критерии выбора? - умеренно отзеркалив позу и мимику, поинтересовалась Котя. - Вот тем самым мерилом для нас и станет миссия. Это не так пафосно, как звучит, - попыталась она успокоить слушателей. - Просто мы должны четко сформулировать ЧТО мы предлагаем, КОМУ, ДЛЯ ЧЕГО это нам и клиентам, и чем мы отличаемся от других альтернатив.       - Альтернативы нам в городе нет, - уверенно произнесла директриса-Энтузиастка.       - Ну что вы, милочка, - поправив очки, нараспев произнесла главврач, - саун у нас в городе - пруд пруди, и массаж много где делают. Обертывания, маски - всё это можно найти.       - Но СПА же нет?       - А альтернатива есть, - подвел черту юрист, поглядывая на часы. - Так, с тем что мы предлагаем, все ясно. Это оздоровительные и косметические процедуры.       - Комплексные процедуры, - добавила главврач.       - Согласен. Теперь - кому? Лицам среднего и высокого достатка, - продолжил юрист.       - Женщинам среднего и высокого достатка, - поправил его снабженец.       - А мужчины как же? - подключилась к обсуждению Котя.       - Да какой же нормальный мужик пойдет в СПА? - в один голос возмутились эсбэшник Змей и сбытовик.       Тамерлан на это скромно промолчал, видимо, не желая терять репутацию нормального мужика, заметила Котя.       - А я бы сходил, - мечтательно произнес архитектор, однако под пронизывающими взглядами мужской части соратников по проекту заоправдывался: - Да ладно, мужики! Представьте, вас парят, мнут, гладят, отмачивают в джакузях... И все это делают этакие симпатишные цыпочки в купальниках, - разошелся он, но осекся от реакции части женской.       - Ну, в такой СПА и я бы сходил, - пробормотал себе под нос Змей.       Сбытовик ничего не сказал. Но было видно, что он разрывается между желанием сходить и желанием остаться нормальным мужиком.       - В общем, лицам среднего и высокого достатка, - повторил юрист, выразив нахмуренными бровями неодобрение устроенным балаганом.       - Для чего это им? - включилась Котя.       - Чтоб они были здоровы, - хмыкнул Змей с интонацией ругательства, окончательно закрепляя за собой роль Шута.       - И красивы, - добавила директриса, поправляя и без того безупречную прическу.       - И молоды, - с ностальгией в голосе закончила главврач.       - В целях сохранения и поддержания молодости, красоты и здоровья, - резюмировал юрист. - Что там следующее?       - Для чего это нужно нам, - подсказала Котя.       - Для сохранения здоровья нации? - предложила воспитанная на лучших идеалах социализма главврач.       - Чтобы деньги зарабатывать, нам это нужно, - фыркнул исполнительный директор.       Котя мысленно пожала себе руку. Все же не удержался и включился в работу группы. А куда деваться? Инстинкты лидера берут своё.       Несколько пар глаз уставились на нее в когнитивном диссонансе. Вроде и Начальник сказал, а с другой стороны - разве можно признаваться в таком неприличном интересе?       - Логично, - согласилась Котя. - И очень важно об этом не забывать в процессе оказания услуг. Ну и самая сложная часть - чем мы лучше остальных? - ответ на этот вопрос интересовал и саму Кошкину.       - А у нас цены ниже, - успел ответить Змей раньше остальных.       - Евгений Петрович, а вы, простите, презервативы покупаете дешевые или дорогие?       - Дорогие, Екатерина Андреевна. А что? - полюбопытствовал тот, приподняв одну бровь.       - А то, что не всегда низкая цена является достоинством. Во-первых, есть вещи, на которых не экономят. А во-вторых, в так называемом верхнем сегменте рынка работа строится по принципу старого анекдота: 'Ты почем галстук купил? - За 200 баксов. - Идиот, а в новом Центре они по 300 продаются!'       - Хотите сказать, богатые не экономят?... - невинно спросил сбытовик, отлично зная ответ из опыта работы.       - Экономят. Но важно, чтобы у клиентов оставалось ощущение, что ТАКАЯ крутая экономия уникальна и является их исключительной прерогативой. Например, благодаря дополнительной скидке аж за пять героических посещений на прошлой неделе.       - Ну, тогда квалифицированность персонала, - включилась главврач.       - Высокая? - уточнила Котя.       - Очень, - улыбнулась врачиха.       - Еще? - подстегнула дискуссию Кошкина, обводя взглядом собеседников.       - У нас оборудование уникальное, - встал на защиту пусть нелюбимого, но все же детища тамерлан, - благодаря чему и качество услуг выше, и ассортимент шире.       - Индивидуальный подход. У нас будет исключительно индивидуальный подход к клиентам, - вспомнив, восторженно внесла свою лепту директриса. Котя не одобряла тяги к индивидуализации обслуживания, поскольку оно усложняло экономический учет и планирование, увеличивало нормы времени и вело к удорожанию. Но этот момент был как раз из серии 'на вкус и цвет все фломастеры разные'. Поймав взгляд юриста, она чуть заметно кивнула.       - В общем, получилось, что миссия новой сети СПА - оказание комплексных оздоровительных и косметических услуг в целях сохранения и поддержания красоты, молодости и здоровья лицам среднего и высокого достатка с целью получения прибыли...       - Значительной прибыли, - улыбнулся Тимур Александрович ясным солнышком.       - ...значительной прибыли, - не стал спорить юрист, - благодаря высококвалифицированному персоналу, уникальности оборудования и индивидуальному подходу к клиентам. Так?       - Где-то так, - одобрила Котя. - А теперь нам нужно найти такое название, из которого сразу бы становилось ясно, что именно этим мы и занимаемся.       - Значит, 'Элегия' и 'Камея' не подойдут, - вычеркнула у себя из списка директриса. - А вот 'Афродита' можно оставить.       - Можно, но минус мужики как клиенты, - выразил всеобщее мужское мнение архитектор.       - А давайте просто 'Наше СПА' назовем. Всё всем сразу будет ясно, - высказался Шут. В смысле, Змей, - поправилась Котя.       - Увлекаться натурализмом следует с осторожностью. Я, правда, встречала в природе магазин с названием 'Еда'... - начала Котя.       - А что, очень грамотное решение, - одобрил сбытовик. - Здесь как раз все ясно - что, кому и для чего.       - ...а еще зубоврачебную клинику '32 удовольствия', - продолжила Кошкина.       Архитектора передернуло:       - Просто логово маньяка какое-то.       - Но можно эту мысль обыграть. Например, найти слово, в котором есть буквосочетание 'СПА', и выделить его в написании.       - СПАсение, - предложила тут же главврач.       - ЗдОрово. А еще варианты? Пока можно просто слова накидать, а потом подумаем, как их использовать.       - СПАть, - зевнул юрист.       - ПаСПАрт, - предложил сбытовик, видимо от природы не слишком друживший с грамматикой.       - Ага, и транСПАрт, - хмыкнул Тимур Александрович, вызвав взрыв хохота.       - А что вы смеетесь? Между прочим, очень хорошая идея. Так можно назвать индивидуальную карту клиента. Можно даже свой словарь придумать. Например, ваше 'СПАть' - принимать СПА-услуги. Такие вещи очень хорошо обыгрываются в контенте.       - Обыгрываются где? - уточнил архитектор.       - В контентой рекламе. Целевой Интернет-рекламе.       - Типа спама? - поморщился сбытовик. - Кстати, СПАм.       - Нет. Спам - это как раз НЕцелевая реклама. Из разряда 'ловись, ловись рыбка, мала и велика'. Приведу пример контента, чтобы стало ясно. Вот вы регистрируете себе почтовый ящик и заполняете анкету, где указан ваш город, пол, возраст, интересы и т.д. Когда ваш ящик загружается в браузере, в нем открываются баннеры только с такими предложениями, которые потенциально могут вас заинтересовать с учетом вашим данных. То есть, соответствующие вашему контенту. Размеры Интернет-баннеров невелики, но вот словарные фишки в них пройдут очень удачно. Можно даже будет что-то вроде конкурса объявить на новые слова и их значения. Давайте еще в этом ключе поработаем?       - СПАсибо.       - ПриСПАсобление.       - СПАрта, - это был Тимур.       Йес! - пискнула про себя Котя.       - А что, мне кажется, этот вариант неплох для названия, - сказала она вслух.       - Да ну. Спартанская обстановка, лаконичность, - потянул недовольный архитектор.       - Как раз очень даже в тему. Типа 'Только красота и здоровье. И ничего лишнего'       - А мне нравится, - сказала главврач.       - И мне, - согласился юрист.       - И мне, - сказал Змей, поднимая руку.       К нему присоединились остальные.       Последней была рука исполнительного директора.            Тимур собирался немного подразнить Офисную Крысу, но оказалось, что Екатерина Андреевна - это вам совсем не Котя. Котя забавно смущалась, Екатерина Андреевна была непробиваема как Великая Китайская Стена. Выбранные Тимом стратегии дистанцирования и провокации с треском провалились. Любые его выпады она поворачивала в свою пользу. Нужно было отдать должное ее профессионализму - Крыса вела группу, обходя подводные камни, как опытный лоцман. Она не только не допустила в его разношерстной команде ни одного конфликта - хотя предпосылки были. Люди вышли из кабинета, окрыленные успехом. Манера разговора Офисной Крысы отличалась от Котиной, но несла в себе своеобразное обаяние. Подумать только, ей нужно было всего-то ничего - пару раз улыбнуться, и все семеро участников совещания, - включая его, чего самому себе-то врать? - потянулись за ней как стая зачарованных крыс за волшебной дудочкой.            - Екатерина Андреевна, задЕржитесь? - попросил Тимур после триумфального утверждения предложенного им названия салонов.      - Разумеется, Тимур Александрович, - с улыбкой ответила та.      Когда дверь за последним участником совещания закрылась, Котя одобрительно произнесла:      - Замечательная у вас команда.      - Да и сам я ничего.      - Да и сами вы ничего, - согласилась Котя. - Мне очень понравилась вводная речь. Настоящий директор. А ведь на первый взгляд - простой врач-физиотерапевт.      - Отечественные медвузы - настоящая кузница руководящих кадров. А вы не знали, Екатерина Андреевна?      - Откуда, Тимур Алескандрович? Я же тут человек посторонний...      - Посторонний. Но небезнадежный.      - Даже не знаю.. Такая высокая оценка из ваших уст... Это так льстит...      - Я старался.      - Когда вы стараетесь, у вас получается.      - Я вот только одного не понимаю. Насколько я помню из текста контракта, разработка брендовых атрибутов - это ваша задача. А работаем, получается, мы.      - Тимур Александрович, ну вот придумаю я всё сама. И что вы потом с этим будете делать? С брендом-то, в конечном итоге, работать вашим людям. И одно дело, когда решение приносит какая-то посторонняя тетя, и совсем другое - когда оно выстрадано ими лично.      - Оно, конечно, верно. Если это мои люди все сами "выстрадывают", то стОит ли платить столько денег ВАМ?      - Конечно, стОит. Не верите - вот, почитайте, - Котя достала из сумочки запечатанный конверт. - До встречи, Тимур Александрович, - произнесла Котя и еле ощутимо коснулась пальцами его лежащей на столе кисти.      Наваждение не прошло, тоскливо понял Тимур. Оно просто затаилось на время, чтобы мутировать в альтернативную форму. Тим чувствовал себя извращенцем, но ничего с этим поделать не мог.      У него встало на Эталонную Офисную Крысу.      Вскрытие конверта также не принесло утешения уязвленному самолюбию.      Несколько распечатанных на принтере строк гласили:             'Название: СПАрта.      Слоган: 'Только красота и здоровье. И ничего лишнего'      Обратить внимание на конкурентное окружение.      Словарь СПА-терминов'            Последующие три недели окончательно заставили его поверить, что Екатерина Андреевна стОит каждой затраченной копейки. Совещания проходили на общем эмоциональном подъеме, выход на рынок уже не казался таким несбыточно-далеким и невозможным фактом. Были обсуждены и утверждены так называемые 'визуальные стандарты', включая цветовую гамму, эмблему, сигнатуру, то бишь, как узнал Тимур, фирменную надпись бренда, и всякую другую фигню, входящую в брендбук. Большой ажиотаж вызвало обсуждение базового цвета. Тимуру лично нравился красный цвет. Его поддержал юрист. Однако, подзуженные Котей, дамы настаивали на синем. Котя прочитала целую лекцию о том, какое воздействие оказывает каждый цвет.      - Тимур Александрович, - говорила она, - будучи лидером, подсознательно выбирает цвет власти, энергии и роскоши. Но вспомните нашу миссию. Мы же не ставим во главу угла удовлетворение статусных потребностей. Мы обещаем красоту и здоровье. А здоровье, чистота - это скорее синий.      - Давайте тогда коричневый, если вас красный не устраивает, - никак не мог угомониться Тимур. Но вызвал лишь недоумение у всех присутствующих женщин.      - А давайте розовый? - возразила Котя.      - Это же девчачий цвет, - фыркнул Тим.      - А коричневый - пацанячий. Хотя по значению он попадает - он ассоциируется со здоровым образом жизни. Но несет в себе очень четко выраженное желание обладать. Поэтому часто используется для рекламы товаров и услуг, ориентированных на мужскую аудиторию.      Синий цвет, в конечном итоге, победил, но про желание обладать - это она попала в точку. Поскольку маразм крепчал. В смысле, наваждение набирало обороты. Нет, теперь Тимура не вырубало в прострацию, как совсем недавно. Крыса вызывала у Тима совершенно другие желания.      Некоторые из них заставляли его чувствовать себя... неловко. Но какими бы ни были эти желания, Котя стала для него наркотиком. И как положено наркотику, с каждым разом требовала все большей дозы. Давно были заброшены в небытие идеи проучить маленькую девочку. Это Котя была 'маленькой девочкой'. С Екатерины Андреевны, в этом отношении, думал Тимур, где сядешь там и слезешь. Да и смысл? Работала она действительно хорошо. Но в том-то и беда, что любые попытки Тима вернуть отношения в 'неформат', Котя тактично пресекала прямо в зародыше, всячески демонстрируя, что она не просто Эталонная Офисная Крыса. Она Крыса Стальная.      Что Тимура раздражало.      Как и ее долбанная манера даже наедине называть его исключительно Тимуром Александровичем и на 'вы'.      Радовало только то, что такой же Котя была со всеми остальными. Особенно со змеем Женькой, также не оставлявшим попытки приволокнуться за новенькой.      Тим, наверное, уже бы устроил с другом беседу по душам, если бы не ловил на себе исподволь брошенные Котей взгляды, от которых сладко тянуло где-то под грудиной.      Тимур ощущал, что внутри у него взведена мощная бомба, и обратный отсчет запущен. Он дал Коте еще неделю.      А потом будет Новый Год.      Тимур заранее, через секретаршу, пригласил Котю на корпоратив, как бы между прочим выспросив через Люську ее ответ.      И теперь ждал - или она сама прекратит свои глупые игры, или он ей поможет. Прямо под елочкой.      Лучший мой подарочек - это ты, напел внутри Тимура Серый Волк - Зубами Щелк.

ГЛАВА 4

'В силе всегда есть слабость, надо только уметь ее найти"

Эл Райс, Джек Траут 'Маркетинговые войны'

           Утро подарило Коте массу открытий. Во-первых, она обнаружила, что кто-то налил ей в голову тонну чугуна. Или не чугуна? Какая разница, тонна - она тонна и есть. Во-вторых, на ней ничего не было. Точнее, на ней не было ничего из одежды. Однако, помимо чугуна в голове, ее тело было отягощено: простыней - 1 штукой и ногой - 1 штукой. Кроме того, 1 штука руки по-хозяйски держала ее за грудь. Если точнее, за ту часть груди, которую в народе называют 'сиська'.       С трудом повернув одно-тонную голову, Котя обнаружила, что эти части принадлежат телу Тимура Александровича.       Та-ак, что тут у нас вчера было? - поинтересовалась Котя у Мозга. Мозг на это ответил, что до обеда его не беспокоить и заныкался досыпать где-то среди чугуна.       Место, Которое Никто Не Спрашивает, в кои-то веки промолчало. Но молчание было более чем красноречивым.       Осторожно, боясь лишний раз вздохнуть, Котя выскользнула из-под конечностей. Судя по всему, это та самая 'холостяцкая берлога', которую пару раз упоминал тамерлан, рассуждала Котя. Правда, ни у кого кроме Тимура назвать трехкомнатные хоромы расширенной площади 'берлогой' язык бы, наверное, не повернулся. Котя в них чуть было не заблудилась с непривычки. Опять же, Мозг ради такой мелочи, как поиск туалета, отвлекаться ото сна не собирался.       Мусорное ведро санузла подтвердило ее худшие подозрения - в нем, завязанные узелочками, возлежали два презерватива.       Выполнив необходимые утренние процедуры (красавица, у вас енотов в предках не было? - поинтересовалась она у отражения) и потерев пальцем с пастой внутренности извергающего перегарные фиазмы рта, Котя отправилась искать свою одежду.       Платье в прихожей нашлось довольно быстро - все-таки площадь, им занимаемая, была значительной. В гостиной (назвать этот образец дизайнерской мысли мещанским словом 'зал' она не осмеливалась) обнаружились чулки. А на кухне - кошка.       Большеухая, рыже-черно-мраморная изящная киса сидела на пороге, интеллигентно обернув вокруг передних лап крысиный хвост.       - Что ж ты, подруга, такого натворила, что он тебя налысо побрил? - полюбопытствовала у кошки Котя.       Кошка трескуче мяукнула и, задрав хвост, совершила круг почета по месту предыдущей отсидки.       - Отказалась ходить по цепи кругом? - догадалась Котя. - Как я тебя понимаю...       Но кошка посчитала, что ее поняли недостаточно, и короткими перебежками, посекундно оглядываясь, двинулась в глубину кухни. Там она мяукнула возле пустой миски и принялась урчать, с остервенением пытаясь стереть с лица земли угол соседнего шкафчика.       - Ты намекаешь, что хозяин тебя за это еще и с довольствия снял? То-то я гляжу, ты такая стройная...       Котя попыталась представить, пойдет ли к лицу Тимура синяя борода, но все-таки поддалась на кошачье 'подайте, кто чем может'. Приоткрыв пластиковую дверку, Котя обнаружила баночки с кошачьими консервами. Кошка в приступе одобрения потерлась об ее ноги, заворачиваясь вокруг них хвостом.       - Эх, один раз живем. На, жри, - Котя вывалила содержимое баночки в кошачью посуду.       И двинулась обуваться.       Глянув по дороге в зеркало, она обнаружила отсутствие одной сережки. И тут, видимо в качестве извинения за полное отсутствие предшествующих воспоминаний, память вывела перед мысленным взором Коти ковер, на котором поблескивала ее топазовая серьга. Спальня, обреченно осознала девушка и покралась туда, откуда совсем недавно выкралась.       Сережка действительно лежала на ковре. Изображая из себя ниндзю, Котя двинулась за добычей.       - О! А ты что тут делаешь? - настиг ее мужской голос.       - Знаете, Тимур Александрович, сама задаю себе этот вопрос. И не нахожу ответа, - честно ответила Котя, поднимая украшение - не бросать же теперь?       - Я еще вашу кошку покормила, - призналась Котя. - Киса очень настаивала, - добавила она в свое оправдание и подняла глаза. Лицо обнаженного азиата синей щетиной не покрылось.       Ну хоть здесь повезло, решила девушка и рванула в строну выхода.       - Катя! - крикнул Тимур из спальни.       - Ничего, Тимур Александрович, не провожайте, - пискнула Котя в ответ, на бегу натягивая сапоги.       Шубу она надевала уже по ту сторону захлопнутой двери.                  К тому моменту, когда Тимур высвободился из простыни, в которой запутались его ноги, Кати и след простыл. Тимур смачно высказал Универсуму все, что о нем думает. А потом, уже про себя, произнес несколько более скромную тираду в свою честь.       Нет, он прекрасно помнил, что было прошлой ночью. Просто когда он проснулся и не обнаружил рядом Коти или следов ее пребывания, он почти уверился, что это был просто эротический сон.       Нужно выпить кофе, решил Тим и направился на кухню.       Где Гаша с упоением уплетала еду.       - Кошка, я не понял, с каких пор ты начала общаться с чужими женщинами? - поинтересовался хозяин у животины.       'Значит, как бедную кисоньку накормить, так она чужая, - с упреком посмотрела в ответ Гаша, - а как на нашей кроватке спать - так своя?'       - Гаша, ты бы не путала круглое с мягким, - возразил хозяин.       Кошка промолчала, сделав вид, что увлечена трапезой.       Все-таки в отличие от Коти, Гаша, наученная опытом совместной жизни, умела в нужный момент промолчать, отметил Тимур.             Тимур, нах послав постулат, что Новый Год - праздник семейный, уже третий раз встречал его на корпоративе. Для празднования выбирался приличный ресторан, заказывались развлекательная программа с песнями и танцами и утренний автобус, который развозил угулявшихся орлов и лебедиц к местам их гнездований. Сам Тим спиртное крепче пива не уважал. Да и пиво употреблял скорее как коммуникативное средство, а не ради удовольствия. Но указывать взрослым людям, как им следует жить, считал ниже собственного - и их - достоинства.       Девизом Тимура на праздниках было 'Начальство на корпоратив не опаздывает, начальство задерживается'. В смысле, что появлялся он обычно уже к моменту, когда обстановка в зале становилась сердечной и неформальной, т.е. где-то после пятого тоста.       В этот раз он подъехал к началу культурной программы. Народ растекался по залу. По старой традиции первым Тимура заметил Змей.       - Русалку видел? - спросил Женька, обменявшись с приятелем рукопожатиями и кивнув головой в куда-то в центр.      Действительно, как он мог не заметить Русалку? На Коте было платье в цвет ее глаз. Его можно было бы назвать скромным: стоечка, длинный рукав, юбка до самых туфель, если бы оно не обтягивало хозяйку как перчатка, не оставляя простора для воображения. Или наоборот, предоставляя воображению слишком много материала. Волосы Русалки лежали старательно уложенными локонами. Лицо же ее состояло из глаз и губ. Глаза Коти и так были немаленькими, но благодаря боевой раскраске они стали огромными - как у героинь аниме.       Тимур повернулся к другу, одобрительно кивнув.       - Э не, ты ее еще с обратной стороны не видел, - заметил тот.       И тут, как по заказу Котю кто-то позвал, и она повернулась, демонстрируя спереди разрез до середины бедра.       И полное отсутствие спины у платья сзади. Несколько тоненьких цепочек - не в счет. Вырез начинался от стойки и заканчивался там, где спина уже не спина, но еще и не ноги. Тимур судорожно пытался найти под ее одеждой место для нижнего белья - но так и не смог. Даже для столь любимых Котей трусов а-ля 'нитка в попе'.       - Ну и как тебе брендинг? - спросил Женька.       Тимур молча подошел к одному из столов, налил в пустую рюмку коньяка и выпил одним залпом.       - Какой это к еб...ям брендинг? Это, б...дь, сексуальное извращение какое-то, - выдал на гора исполнительный директор.      Женька оценил и сорокоградусный напиток, и ненормативную лексику, которой Тимур старался не пользоваться. Во всяком случае, вслух. Или при свидетелях.       - Ну так трахнул бы, всего-то делов.       Тим выразительно посмотрел на друга.       - Не хочешь - как хочешь. Тогда я, - согласился блондин, приглаживая льняные лохмы пальцами.       - Губу закатай, - на автомате выдал Тимур, но по заледеневшему взгляду Змея, понял, что перегнул палку. - В смысле, про корпоративную этику забыл? - попытался он сгладить неприятную ситуацию.       - А я-то все гадал, о чем ты думал, когда пялил ту сисястую брюнетку из бухгалтерии, - хмыкнул Змей. - Оказывается, о корпоративной этике.       - А с каких это пор ты блюдешь мою личную жизнь? - вяло возмутился Тимур, не отводя глаз от Русалки.       - Вот если бы ты пялил ее дома, это была бы личная жизнь, а в рабочем кабинете - это жизнь общественная, - резонно возразил Женька.       - Ты что! Дома у меня Гаша, - пожаловался Тим.       - Да уж, ты у нас мужик в возрасте, двоих за раз не потянешь, - пересел приятель на своего любимого конька.       - Братан, не тронь святое, - беззлобно огрызнулся Тимур.       - Не буду я трогать твое 'святое', у тебя для этого Гаша есть, - хмыкнул Женька. - Короче, ты мне про свою корпоративную этику не впаривай. Тем более, что Катя - фрилансер, а не наш сотрудник. Так что, аривидерчи, амиго. Пусть победит сильнейший!            План Тимура был прост - приехать к моменту, когда Котя будет уже слегка подшофе, и спасти ее от шума, суеты и организованного отдыха, которые Котя органически не выносила, утащив в какой-нибудь укромный уголок. Там что-то вроде: 'как-то у тебя плечики несимметричны' или какой-нибудь другой предлог, чтобы добраться до ее тела. И Котю-кинестетика можно будет употреблять внутрь без ножа и вилки.       Но, как выяснилось, нелюбовь к организованному отдыху у Коти была весьма специфична. Может, она, конечно, и страдала, но мужественно скрывала любые признаки нечеловеческих мучений. Выказывая, напротив, симптомы несомненного удовольствия от мужского внимания. Тимуру не удавалось не то что утащить ее в укромный уголок, он с огромным трудом выбил для себя пару медленных танцев. Прижав ее к себе за то место, где сзади заканчивался вырез, Тим неспешно качал ее в ритме музыки. Разговор затух не начавшись. Ее голова уткнулась ему в шею, руки на его плечах, тело податливо отвечает на каждое его движение...       ЕГО КОТЯ.       Увы, с окончанием мелодии Котя превращалась в Русалку, била хвостом - и только ее видели!       Через какое-то время Тимур был вынужден признать полную и безоговорочную победу своего тела над разумом и приготовился к форсажу ситуации. В кои-то веки Котя отбилась от поклонников и теперь трепалась с Люськой, его секретаршей.       Оказавшись в зоне слышимости, Тимур невольно прислушался к тому, о чем щебетали милые девушки:       - ... ну так может и стОит. Он-то к тебе явно неравнодушен, - убеждала Котю Люська, и Тим замедлил темпы приближения.       - Люда, поверь мне, плохой секс не стОит хорошей работы.       - Ну, почему же сразу 'плохой'? По рассказам очевидцев, очень даже ничего.       - Мало ли что очевидцы рассказывают. У страха, говорят, глаза велики, - хихикнула Котя. - Нет, Люд...       Стоящая спиной к нему Котя что-то продолжала, а Люська, встретившись с ним взглядом, виновато отвела глаза.       Дальше Тимур уже не слушал.       Так значит, ВОТ ЧТО ЭТО БЫЛО.       Оказывается, это была не просто 'курортная интрижка', это был 'ПЛОХОЙ СЕКС'. Самооценка Тима была непробиваемой - люди его возраста, положения и опыта уже не дергаются оттого, что кто-то их не оценил. Что поделать, если природа не каждому дает достаточный для этого уровень интеллекта?       И в себе как мужчине Тимур не сомневался. Еще в студенческий этап жизни Тим, и так прекрасно знающий человеческое тело, собрал весь возможный теоретический материал по этому вопросу. Спортсмен, отличник, комсорг и просто красивый парень Тимур сразу переводил книжные знания в практические навыки.       Да как у нее язык повернулся такое сказать? Он как дурак три недели ходил в тумане, а она смеет отзываться об этом как о 'плохом сексе'!       Вернувшись к столу, взяв себе сок и налив в бокал с шампанским для Коти дозу водки, Тимур двинулся к негодяйке.       Плохой секс? Я тебе покажу, что такое плохой секс, решил для себя Тимур.            Нет, Тимур не собирался спаивать Котю до свинячьего беспамятства. Но как только та стала демонстрировать явные признаки опьянения в виде глупого хихиканья и желания станцевать стриптиз, он покровительственно приобнял девушку и снисходительно объяснил сотрудникам, что слабоваты фринлансеры, что с них возьмешь, куда им тягаться с таким слаженным коллективом орлов и лебедиц. Чем вызвал патриотический гул солидарности со сказанным. И предложил доставить девицу домой, раз уж все равно собирался сворачиваться - Тимур редко досиживал до конца подобных мероприятий. Предупреждающим взглядом он заткнул рот Женьке и благополучно свалил. Исполнительный директор, кстати, и не особо соврал. Он же не сказал, К КОМУ домой собирался доставить Котю?      Пьяная Катя представляла собой забавное зрелище. Она кокетничала, рассказывала неприличные анекдоты и сама же им смеялась. Анекдоты, нужно было признать, действительно были смешными, разумом констатировал Тимур, но были ему не в настроение. Тимур уверенно вел внедорожник по новогоднему городу. Темнота, прерываемая нескончаемыми сполохами фейерверков, весьма способствовала планам его мести.      - А куда ты меня привез?- тихо поинтересовалась Котя, удивленно оглядываясь кругом. - Я здесь не живу, - удалось ей произнести довольно твердо. В подтверждение своих слов она помотала головой из стороны в сторону.      - Ты - не живешь. Здесь живу я. Пошли.      Котя попыталась сделать шаг, но увязла в глубоком снегу и рухнула бы в сугробы, не поймай ее Тим.      - Пьянь подзаборная, - констатировал Тимур и взвалил Котю на плечо.      - Я не пьянь. Я вообще не пьяная, - полузаплетающимся языком возмутилась Котя, пытаясь как-нибудь поднять голову до уровня торчащей наверху попы.      - Молчать, - ровным голосом отдал команду Тимур. Но девицу перекинул коромыслом - мало ли как желудок отреагирует на изменение вектора всемирного тяготения?      Занеся ее в квартиру и сгрузив возле стеночки, он сказал 'раздевайся', скинул куртку, ботинки и пошел ловить кошку.      Гаша была бичом женской половины его гостей. Впрочем, ее усилиями половина превратилась в куда меньшую долю. Начнем с того, что кошка питала нездоровую гастрономическую привязанность к женской обуви, где бы та ни стояла. В целом же Облигация на появление в квартире дам реагировала демонстративным игнором, на поползновения потискать отвечала глубокими царапинами. Но самое противное было то, что попытки заняться сексом в доме сопровождались ее воплями под дверью. Кто же оценит такие серенады? После того, как киса была заброшена в кабинет и закрыта на защелку, Тимур вернулся в прихожую, где Котя уже избавилась от шубы и сапог.      - Я же велел раздеться, - недовольно повысил он голос. И на непонимающий взгляд Коти тоном для дебильных добавил: - Совсем.             Котя не мигая уставилась на Тима. На секунду ему показалось, что она протрезвела, но хмель из глаз никуда не делся, разбавившись, правда, каким-то не то азартом, не то предвкушением.       - Как Господин пожелает, - изобразила она покорность, сложив ладони лодочкой на восточный манер, и даже попыталась поклониться, однако вовремя одумалась, поскольку чуть было не потеряла равновесие. Обретя последнее, Котя поиграла в избушку, в смысле, повернулась к Тимуру задом, и расстегнула пуговку на стоечке. После чего медленно и проникновенно стала спускать платье с плеч, высвобождать руки из рукавов, обнажая бока, ненадолго задержавшись, прежде чем спустить наряд ручейком к своим ногам.       Мысль о том, что весь ее наряд держался на одной пуговице, окатил Тимура новой волной негодования. Впрочем, не весь, поправился он, поскольку на Коте кроме платья были еще чулки. Ей же сейчас мозгов хватит, понял Тим, она же может нагнуться и начать их спускать... Только этого не хватало!       В смысле, в его планы на данном этапе это не входило, поправился мститель.       - Чулки оставь. Повернись, - велел Тимур, заглянул в поднятый вместе с Котей пакет, где лежали ее туфли, и бросил их к ее ногам. - Обувайся.       Негодяйка, осмелившаяся обвинить его в плохом сексе, стояла в классической позе Венеры Боттичелли.       - Что я там не видел? - хмыкнул Тим. - Живее давай.       Котя обиженно посопела и наклонилась, чтобы поставить обувь. Ее груди со знакомыми розовыми колпачками сосков слегка колыхнулись, ненадолго обвиснув под действием силы притяжения. Член же Тимура со всемирным законом весьма успешно боролся, выказывая неудовольствие от избытка одежды. Но Тим и не ждал, что месть дастся ему бесплатно.       Туфли идеально дополнили облик Коти, удлинив и без того некороткие ноги.       - Давай сюда. На колени, - велел Тимур, прислоняясь к стене и расстегивая ширинку. - Соси, - он недвусмысленно взял в руку то, чем в ближайшее время ей предстояло заняться.       Лицо Коти осветилось чуть шкодной улыбкой, и на какой-то момент в его голове мелькнула мысль, что неизвестно, кому от этой самой мести сейчас будет хуже, но потухла от вида неторопливых движений, с которыми та приблизилась к нему, опустилась на колени и задрала голову.       - Как прикажет Господин, - повторилась Котя.       Тимур прекрасно понимал, что эти слова не всерьез, но она, обнаженная, у его ног, ее покорность и эти слова подбросили его к небу на адреналиновых крыльях безграничной власти и вседозволенности. На самом деле, крылья норадреналиновые, проснулся в Тиме медик, но какая нафиг разница? Разницы не было. Тим запустил правую руку в каштановые локоны, завел их за ухо, ухватил поудобнее и притянул ее за волосы к члену.       Котя снизу вверх глядела ему в глаза и медленно, с чувством облизала ствол, обвела языком головку и охватила ее губами. Тимур с трудом сдержал стон и с силой надавил на Котину голову, заставляя ее все снова и снова поглощать эту 'окаменелость'. Котя не сопротивлялась, позволяя ему задавать темп, все быстрее и быстрее, глубже и глубже. В какой-то момент Тим почувствовал, что уже не в силах сдерживаться, и от вспышки наслаждения у него на мгновение потемнело в глазах.       - Языком работай, чего остановилась? - произнес Тим с железной невозмутимостью, которой, увы, не ощущал. Таких спринтерских рекордов с ним не случалось со школьных лет... Вот позор был бы, если бы первый раз был не в рот! Тимур откинул голову на прохладную стену, успокаивая себя, что второй раз все равно будет дольше. Законы физиологии никто не отменял. И словно подтверждая это, член вновь подал признаки жизни. Языком Котя владела не хуже, чем губами, и чтобы не опозориться повторно, понял Тим, с предварительными ласками лучше все-таки не затягивать.            Тимур потянул Котю за волосы, заставляя встать и разворачивая спиной к себе.       - Руки вверх, на стену, ноги разведи, - скомандовал он, увесисто шлепнув замешкавшуюся Котю по упругой ягодице. - Прогнись, - добавил он, пройдясь короткими коготками вдоль позвоночника, заставляя выгибаться.       Тимур понял, что он недооценил свои мужские силы. От одного этого вида можно было возбудиться: набухшие груди с вишенками заострившихся сосков задорно торчали, а между ног чуть заметно розовело то, чем Тимур планировал закончить второй забег, на этот раз, надеялся он, марафонский.       'Господин' скинул пиджак и галстук и стянул шелковой 'удавкой' над головой Коти руки, которыми она упиралась в стену. Встав прямо за ее спиной, так, что его дыхание шевелило завитки у нее на макушке, Тим легонечко провел ладонями по самым кончикам сосков. Девушка невольно вздрогнула, скругляя спину.       - Куда? - произнес Тимур с явным ударением на первом слоге и снова небольно, но ощутимо шлепнул ее по попе. - Встала, как было.       Котя послушно прогнулась, и соски вновь коснулись его ладоней. Тимур сменил ладони на средние пальцы, чуть заметно обводя кончики сосков по кругу. Теперь Котя не пыталась отстраниться, напротив, она, извиваясь, тянулась к его рукам, но за чрезмерное рвение была вознаграждена знакомым шлепком.      Тимур сменил одну точечную цель на другую. Оставив левую руку мучить бугорки сосков, правой он проскользнул по расщелине между ягодицами к другому бугорку, по дороге между делом обводя пальцем влажный вход. Котя инстинктивно попыталась свести колени.       - И тебе кто позволил? - поинтересовался Тим, своим коленом разводя ее ноги еще шире.       Он лениво, чуть заметными движениями поглаживал небольшой участок между дырочками, подразнивая гостеприимно истекающую смазкой ямочку чуть заметными надавливаниями, но не проникая внутрь, и лаская чувствительную горошину, сжимая с двух сторон мягкие складочки с шелковистыми завитками. Тяжелое дыхание Коти перешло в стоны, и она попыталась поймать его дразнящие пальцы.      Но они ускользали вновь и вновь.       Тимур отвлекся от Котиного тела, чтобы достать презерватив, вызвав ее разочарованное мычание, после чего его правая рука вернулась наверх. А между ног дразнящие поглаживания начал член. Котя со стонами прогибалась перед ним в погоне за неуловимым удовольствием.       И тогда Тимур, сильно сжав полушария с торчащими сосками, одним резким толчком проник в нее на всю длину. Стоны псевдооргазама можно имитировать, но спазматические сокращения влагалища, которые последовали практически сразу - нет. Тимур не останавливался и, вжав Котю грудью в стену, вновь и вновь вбиваясь в нее, доводя себя до очередной вспышки.       И чувствуя членом новую волну сжимающих движений.       Котя обмякла.      Он поднял ее на руки, и отнес на кровать в спальню, где она мгновенно вырубилась.       Сам Тимур забрался в душ, пытаясь при йти в себя и успокоиться. Он всего-то хотел напомнить Коте, как здОрово им было вместе. А потом его понесло.      И занесло.      Такой бури ощущений у него не было уже давно. Черт подери, его и так клинит на этой девчонке. А теперь, предчувствовал он, всякий раз при взгляде на нее, перед глазами будут вставать сегодняшние картинки.      И не только картинки.      Судя по приподнятому настроению его бессовестной пятой конечности.       Котя спала на животе, обняв двумя руками подушку, на которой покоилась ее щека. Ее губы были приоткрыты в легкой полуулыбке. Руки Тимура словно сами потянулись к ней, знакомым движением смяв ее ягодицы. Девушка лишь тихонько простонала во сне.      Тимур стал вырисовывать на ее спине невидимые узоры, но Котя лишь беспомощно перебирала плечами, в попытках избавиться от назойливого "насекомого".      Почувствовав полную безнаказанность, Тим принялся тискать обмякшее во сне тело, только сейчас осознавая, как по нему соскучился. Он целовал ее плечи, спину, ягодицы, ямочки под коленками, освобожденные от чулок. Окончательно заведясь, и пояснив себе, что для петтинга он староват, Тим достал из тумбочки презерватив. Чувствуя себя последним некрофилом, он мягкими толчками проник в Котю, сжимая ее бедра своими ногами.       Возможно, потом ему даже стало бы стыдно.      Если бы она не кончила во сне.       Тимур поднялся, чтобы зачем-то отнести в зал Котины чулки, выкинуть в ведро презерватив, сполоснуться, выпустить на удивление мирную кошку, а потом вернулся в постель.       Засыпая, он все силился вспомнить, почему же с момента повторного появления в его жизни Коти, они впустую провели столько времени? Ведь ее место здесь, рядом с ним.       Силился, но никак не мог.             - Вот так, кошка, - произнес Тимур вслух, возвращаясь в настоящее. - Ну и кому я что напомнил?      

ГЛАВА 5

'IBM побеждает не потому, что думает дольше,

а потому, что мыслит изобретательнее"

Эл Райс, Джек Траут 'Маркетинговые войны'

            Котя, зябко кутая шубейкой Пятую Точку, до которой так и норовил добраться проказливый морозец, брела по пустынным послепраздничным улицам в поисках такси. Водилы, похоже, вместе со всем упитым населением города, впали в спячку. Оттого обнаруженная девушкой на одном из перекрестков машина с шашечками стала для нее Самым Дорогим Подарком.       Подарок оказался дорогим, с какой стороны ни посмотреть, но выбора все равно не было.       Добравшись до дома и сварив крепкий кофе, Котя взяла Память за жабры.             Она прекрасно помнила, с каким настроением собиралась на вечеринку.       Последние пару недель Тимур настойчиво намекал, что был бы не прочь вернуться к тому формату отношений, с которого эти самые отношения начались.       Но Коте было страшно.       Одно дело - заводить интрижку, про которую ты точно знаешь, что ничего из нее не выйдет. Нет ни надежд, ни сомнений, ни страхов, ни упреков.       И совсем другое - вступать в связь, которая неизвестно к чему приведет.       Хорошо, если к чему-то приведет...       А если нет? Боль, обида, ревность, горечь, чувство ненужности, помноженное на осознание того, что, наверное, с тобой что-то не так.       Кому не знаком этот роскошный букет?       Коте он был знаком. И уже не раз. По совести сказать, он ей уже порядком надоел за последние лет пять, на протяжении которых у Коти не было ни одних отношений дольше трех месяцев. Не всегда оставляли ее. Иногда инициатором разрыва становилась она, рассказывая неудачливому ухажеру с натянутой улыбкой, что сегодня вот прям никак, а завтра вообще будет цейтнот, и послезавтра - сдача проекта. Отметить? Нет, не получится, поскольку на пятки первому проекту наступает второй.       В общем, теперь Котя чувствовала себя добрым молодцем.       На распутье.       И хочется, и колется, и скакуна жалко.       Ээх, лучше жалеть о сделанном, чем о несделанном, решилась она. Да и проект подходил к концу. Оставалось, по сути, лишь согласовать и сдать несколько документов. Так что страховка в виде уважительной причины для расставания лежала у нее в кармане.       Как и приглашение на корпоративный Новый Год.       Котя долго выбирала наряд и остановилась на шикарном вечернем платье, купленном пару лет назад под восторженно-завистливые вздохи подружек.       Примерка показала, что за эти пару лет Котя набрала несколько кэгэ, и теперь платье сидело на ней как шкурка на змее.       Кстати о змеях.       Почему-то восторженные подружки, настаивая на покупке, не удосужились подсказать, что это платье и белье конструктивно не совместимы.       Котя, входя в ресторан с опозданием, предвкушала, какой будет реакция темпераментного тамерлана на ее платье.       Увы, реакции не было.       За отсутствием тамерлана.       Не появился он и через полчаса.       Котя бы чувствовала себя совершенно чужой на этом празднике жизни, если бы не совместные усилия ее застольной компании. Змей Женька, секретарша Тимура - Людмила, и еще один молодой человек - Леша, тоже эсбэшник, пытались втянуть ее во всеобщее веселье.       А ну и хрен с ним, с этим тамерланом, однозначно высказался Мозг.       Увы, Сердце с ним не согласилось.       Есть вот Змей еще, предложил Мозг, вон он как вьется вокруг твоей шкурки. Или Лёшик.       Я столько не выпью, сказала Печень по поводу Лешика. В смысле, не профильтрую.       Змей, заметила Пятая Точка, это гарантированный вариант одноразового перепихона. В других обстоятельствах можно было бы рассмотреть, благо блондину было что показать, но учитывая их дружбу с Тимуром - нафиг, нафиг. Не хватало еще стать поводом для обмена опытом.       Тем временем, с каждым поднятым тостом обстановка вокруг становилась все раскрепощенней, и Котя даже начала получать удовольствие. К тому моменту, когда ей стало уже окончательно плевать на азиата, он, уже нежданный, соизволил явиться.       Ее сердце пропустило удар, стоило ему перешагнуть порог зала. Весь блестящий и официальный, тамерлан обводил взглядом свою империю.       Ее он не заметил.       Вот теперь точно хрен с ним, согласилась Котя с Мозгом и пошла в разнос, благосклонно принимая посыпавшиеся на нее знаки внимания.       Особенно в этом усердствовал Змей.       - Смотри-ка, как наш Евгений Петрович разошелся, - похихикивая заметила Люда. - Лови, пока сам в руки идет.       - Да нужен он мне больно... Я его в этом качестве не рассматриваю.       - Ну так может, и стОило бы. Он-то к тебе явно неравнодушен       - Люда, поверь мне, плохой секс не стОит хорошей работы.       - Ну, почему же сразу 'плохой'? По рассказам очевидцев, очень даже ничего.       - Мало ли что очевидцы рассказывают... У страха, говорят, глаза велики, - хихикнула Котя. - Нет, Люд, каким бы ни был секс, если он мешает делу - он секс плохой.       Почему-то именно после этого разговора у нее появились провалы в воспоминаниях....                Допрос Памяти с пристрастием был прерван трелью сотового. Душа по-быстрому ухнула в пятки.       И что я ему скажу? -думала Котя.       Вопрос был актуальным, но не своевременным.       Потому что звонил не Тимур.       Звонила Людмила, его секретарша.       - Ты как? - поинтересовалась садистка бодрым голосом.       - А как я должна быть? - осторожно поинтересовалась Котя.       По ту сторону трубки хихикнули:       - Подозреваю, не очень, учитывая, что Тимуру Александровичу пришлось тебя увезти.       - Куда увезти?       - А ты где?       - Дома.       - Тогда чего спрашиваешь?       - Да я еще просто до конца не проснулась, - вдохновенно соврала Котя. - Пришла в себя, а вспомнить, как здесь оказалась, не могу.       - Ну так это тебя Тимур Александрович самолично, на родном броневичке доставили-с. Вот такой он у нас, наш благородный начальник. Настоящий тимуровец, - Люда опять хихикнула. Лицемерная ехидна ваш благородный начальник. Если смог сесть за руль, значит, был трезв. А как изображал беспамятство! Просто Оскара ему за лучшую мужскую роль. Причем, в задницу, зловредно закончила свою мысленную тираду Котя.       - Я чё звоню-то?       - И в правду, чё звонишь-то? - как можно любезнее поинтересовалась Котя.       - Да ладно, не лезь в бутылку. У меня такая новость, ТАКАЯ НОВОСТЬ, что я просто не могла удержаться! Вчера, точнее уже сегодня, уже после того, как вы с Тимуром Александровичем уехали, заезжал Тяжелков. Очень огорчился, что не застал директора, но по секрету мне сказал, что управленцы приглашены на празднование Рождества. За город, на три дня. Мы с тобой в числе избранных, - судя по звукам, Люда прыгала от избытка чувств. - Круто же, да? Короче, начинай тренироваться, чтобы во второй раз не опозориться. Выезд шестого. Явки, пароли сообщу позже. Досыпай с миром!       - И тебе того же. С Новым Годом!       - С Новым Годом! Йес! - издала Люда боевой клич коренного американца и отключилась.       От слов про машину в голове у Коти неожиданно прояснилось. Она вспомнила ночную дорогу, сосредоточенно-недовольного Тимура за рулем, незнакомый двор, фразу про пьянь и... В общем, детали, цепляясь друг за друга, выползали наружу, заставляя девушку превращаться в помидор. И совсем не к месту проснулось то место, Которое Никто Не Спрашивает. Нет, и на трезвую, хоть и похмельную, голову Коте все понравилось. И экзотика начала, и драйв продолжения, и неожиданная, щемящая нежность напоследок. Котя бы вообще посчитала, что 'постельная' сцена ей приснилась - настолько Тимур был мягок и ласков, настолько невероятные вещи он бормотал себе под нос... Но число презервативов в ведре и арифметика для первого класса заставляли принять невозможное как факт.       Злило одно: что, для того, чтобы устроить такой Праздник Тела, нужно было обязательно приводить ее в бессознательное состояние? По-человечески нельзя было?       В общем, подвела итоги Котя, за технику Тимур получает шесть баллов ровно. За артистизм - шесть баллов ровно. И как победитель, получает в качестве приза тур по памятным местам, закончила Котя, злорадно потирая руки.       И тут снова позвонил телефон. Теперь Коте было что сказать.       Но по-прежнему, некому.       Потому что звонила мама.       Они немного поболтали, обменялись новостями, Котя клятвенно пообещала приехать домой на Старый Новый Год.       - А этот Новый Год как встретила? - поинтересовалась мама.       - ЗдОрово. Была хорошая компания, неплохо повеселились, - не рассказывать же правду?       - Это хорошо. Говорят, как встретишь новый год, так его и проведешь, - озвучила мама давно известную примету.       И на душе у Коти стало как-то неспокойно...             Тимур размышлял, как жить дальше. В смысле, спать он собирался с Котей, этот вопрос был уже не вопрос. Вопрос был в том, как это сделать. Конечно, он поступил как свинья. Но нисколько об этом не жалел. Более того, с удовольствием бы все ранее сделанное повторил. Да хоть прямо сейчас бы повторил!       Согласилась бы Котя - это другое дело. Хотя, если она пошла на такое по пьяной лавочке без тени сомнения и сопротивления, значит, и на трезвую голову особо бы не сопротивлялась.       Как обо всем ЭТОМ говорить, Тимур представлял себе слабо. 'Сова, а как же нам стать ежиками? - вспомнил Тим анекдот про мышек. - Я вам стратег, а не тактик'.       Вот таким стратегом он сейчас себя и ощущал.       Ладно, во-первых, нужно дать ей время отоспаться и успокоиться, решил Тимур. Во-вторых, главное, как можно меньше говорить, и как можно больше делать. В его воображении рисовались увлекательнейшие картинки того, что ИМЕННО нужно больше делать.       Тут утреннюю медитацию прервал первый звонок. Звонила радостная Люська, сообщила про загородные рождественские развлечения. Тимур выслушал новость без особого энтузиазма. Делить внимание Коти с другими он не хотел. Опять же, для его фантазий и Котиного голосового сопровождения лучше подходили помещения звукоизолированные в большей степени, нежели отечественные гостиничные номера. Но сотрудницу поблагодарил - это же была не ее инициатива.       Второй звонок окончательно вырвал Тимура из мира грез. Звонил отец, интересовался, есть ли у Тимура совесть. В свете последних событий Тимур честно ответил, что нет. На что отец заметил, что это еще не повод отлынивать от семейных мероприятий. Не повод, согласился Тимур, вспомнив, что сегодня первое января, а значит, ближайшие несколько дней ему предстоит провести в семейном кругу на даче у родителей.       - Можешь крысу свою захватить, - между делом заметил отец.       У отца и Гаши сложились какие-то странные отношения. Отец отрицал какие бы то ни было отношения в принципе, но когда 'крыса' пристраивалась на подлокотник его любимого кресла, послушно ее гладил. Гаша, в свою очередь, усиленно делала вид, что устраивается там исключительно потому, что лечь бедной маленькой кисе больше негде.       Звонить и объяснить что-либо Коте по телефону Тим посчитал делом глупым. Да и непонятным в исполнении. Однако на следующий день не выдержал и позвонил. Просто потому что нестерпимо хотелось ее хотя бы услышать. Прошедшая ночь живо напомнила ему первую ночь после возвращения с Мертвого моря. Он набрал ее номер, с трудом сдерживая сердце, рвущееся из груди, и поинтересовался, как там движется проект, надеясь, что Котя сама выведет беседу на животрепещущую тему. Но Котя лишь уверила его, что в сроки она укладывается. Негодяйка решила сделать вид, что ничего особенного не произошло! Хотя, чем она хуже меня, признался себе Тимур.       Вечером третьего Тимур не выдержал и рванул к себе. Там хоть подручное порно есть и обстановка для уединения в целях снятия, так сказать, эмоционального напряжения.       Четвертого, ближе к вечеру, Тимур решил устроить Коте сюрприз. Сюрприз удался на славу. Поцеловав закрытую дверь, Тим все-таки удосужился позвонить. В конце концов, утешал себя Тимур, она может быть прописана по одному адресу - указному в договоре, а проживать по другому. Однако телефон заявил, что абонент недоступен.       О, Тимур многое узнал о своем воображении и его извращенной сущности, когда перед ним встали картинки того, где и чем сейчас занимается ЕГО КОТЯ.       Увы, и пятого весь день телефон Коти не отвечал. И теперь Тимур совершенно другими глазами взглянул на предложение отметить Рождество производственным коллективом.       Он приехал одним из первых, чему был очень рад. По счастью, база, на которой им предстояло провести три дня, предлагала своим посетителям для проживания двухместные домики. Ему предстояло делить свой с Женькой, чему, как подозревал Тимур, не будет рад и блондин. С его-то бл...ской физиономией.       Поэтому Тимур просто доплатил за возможность провести отдых в отдельном помещении. Жизнь налаживается, решил Тимур и принялся ждать Котю.       Народ съезжался. Одним из последних подъехал Тяжелков.       Коти не было.             На вечер у мужиков была запланирована сауна. Тимур собирал чистое белье, когда в дверь постучали.       Он открыл.       На пороге стояла Котя.       - Привет! - пожалуй, сейчас это было единственное цензурное слово, которое он мог сказать.       - Здравствуйте, Тимур Александрович! - поприветствовала его Котя, проходя внутрь.       - Где ты была? - как можно спокойнее поинтересовался гостепреимный хозяин, принимая верхнюю одежду гостьи.       - Да опоздала к коллективному выезду, пришлось добираться автостопом. Соком девушку не угостишь? - попросила Котя, устраиваясь на кресле возле журнального столика.       Тимур полез в минибар, достал пакет сока и разлил его в два бокала.       - Где ты была вчера и позавчера?       - А что случилось-то? У меня вроде каникулы. Как и у любого другого законопослушного гражданина России.       - Я четвертого вечером как последний идиот приперся к тебе в гости...       - Что же я могу сделать, если вы, Тимур Александрович, как последний идиот приперлись ко мне в гости? Могли бы как умный позвонить сначала...       - Я пытался. Но некий абонент был недоступен.       - Так надо было заранее. А вечером четвертого мы с девчонками в театр ходили. А нас была культурная программа, если вы знаете что это такое...       - А пятого?       - Что пятого, Тимур Александрович?       - Кать, тебе не кажется, что после новогодней ночи можно оставить официоз? Почему ты не отвечала пятого?       - Потому что забыла включить телефон. А вот по поводу новогодней ночи я как раз и хотела бы поговорить.       - Кать, ну что там разговаривать. Расслабились и сделали то, что следовало сделать три недели назад. К обоюдному удовольствию.       - Так ты помнишь, что было?       И что он должен был на это сказать? Да, я помню, как отымел тебя с особым цинизмом? Тебе особенно удалась фраза 'Как скажет Господин', а мне - заход в тебя спящую?       - Нет, Кать, не помню.       - Печеньки там не найдется? Ужин я тоже пропустила. А с чего ты взял, что удовольствие было обоюдным?       - Опыт, сын ошибок трудных. Как-то не могу припомнить случая, чтобы было по-другому. Но мы можем проверить еще раз. Так сказать, для чистоты эксперимента.       - Такое романтичное предложение... Вы привлекательны. Я чертовски привлекателен. Чего зря время терять.       - Жду в полночь, - закончил Тимур знаменитую фразу, выкладывая на столик выуженные из минибара съестные припасы сомнительной свежести и присаживаясь на второе кресло.       В этот момент в дверь постучали. Настойчиво так.       Тимур парой глотков осушил свой стакан и пошел открывать дверь.       Разумеется, это был змей Женька, кто бы сомневался.       - Ты чё так долго? - поинтересовался он.       - Я немного занят, - пробормотал в нос Тимур, закрывая собою вход. Но Женьку это не остановило.       - А-а-а, у тебя тут совещание, - весело произнес Змей, распахивая дверь и оглядывая обстановку.       - Мы уже закончили, - Котя торопливо допила свой напиток.       - Тимур, кто занимался твоим воспитанием? Поить даму соком? - вынес приятелю общественное порицание Женька.       - Спасибо, Евгений Петрович, но после Нового Года чистый спирт я больше не пью, - заметила Котя, пробираясь к выходу.       - Екатерина Андреевна, я настаиваю, чтобы вы в серьез рассмотрели мое предложение. Буду с нетерпением ждать вашего решения, - Тимур, оттесняя Женьку, помог Коте надеть шубку.       - Я подумаю. До свидания, было приятно встретиться, - она напоследок помахала рукой Женьке.       Когда дверь за Котей закрылась, Женька с усмешкой поинтересовался:       - Я так понимаю, ты в сауну не пойдешь. Будешь ждать ее решения в отношении своего предложения.       - Да нет, просто спать захотелось, - Тимур потянулся и зевнул. В подтверждение своих слов. На самом деле ему хотелось придушить гадину. Змея, в смысле.       - Да и я бы не отказался. Так поспать, - ехидно заметил Женька перед тем, как захлопнуть за собой дверь.       Тимур убрал со стола все лишнее и, чтобы скоротать время, достал ноут и углубился в документы. Чтение как-то не пошло, действуя как снотворное.       И Тим решил, что ничего страшного не случится, если в ожидании Коти он немного поспит.             Проснулся Тимур от нежных поглаживаний. Он потянулся сесть, но понял, что это не возможно. Его руки были пристегнуты наручниками к решетчатой спинке кровати.       Глаза, привыкнув к темноте, порадовали Тимура обликом обнаженной Коти.       - Кать, это что за приколы? - сурово спросил невольник кровати, для ясности погремев железными браслетами.       - Это, Тимочка, восстановление справедливости, - заботливо ответила Котя, проводя нежными пальчиками по внутренней поверхности бедра. Прикосновение эхом отдалось выше. Там, где эта поверхность упиралась в глухую преграду.       - Как ты сюда попала?       - Через дверь.       - Догадываюсь. Меня интересует, как ты ее открыла?       - Ключом. Сразу отвечаю - твоим ключом. Я взяла его из домика, когда выходила. И да, я знала, что он тебе не пригодится.       - Ты была настолько уверена, что я буду тебя ждать?       - Нет, я была настолько уверена, что снотворное подействует.       Тимур дернулся всем телом, обнаруживая, что и ноги его тоже зафиксированы.       - Ты вообще башкой своей думаешь, что творишь?!       - Конечно, думаю, Тимочка. Не нужно так беспокоиться. Моя подруга Лизка - очень хороший врач. Мы тщательно рассчитали дозировку. И алкоголем от тебя не тянуло. Так что эксперимент, - паршивка сделала особое ударение на этом слове, - был совершенно безопасен.       - Я вообще не понимаю, к чему этот театр одного актера?       - Как это к чему? Ты же попользовался мною? Теперь я имею право на ответную услугу с твоей стороны, - она начала медленно разминать пальчиками его стопу. И умиротворение стало пробиваться сквозь пелену гнева.       - Значит, ты все помнишь. И что, тебе настолько не понравилось?       - Почему же не понравилось? ОЧЕНЬ понравилось. Так и тебе понравится. Заметь, ты будешь внимать наслаждениям, не одурманенный алкоголем.       - Ты думаешь, это плюс? - проворчал Тим. - Кать, ну я оценил твоё чувство юмора. Давай, ты меня сейчас отстегнешь, и мы перейдем к сладкому.       - Милый, мы обязательно перейдем к сладкому, - она пересела сбоку от его груди и наклонилась к лицу. Тимур ожидал, что она его поцелует, но негодяйка закрыла его глаза непроницаемой повязкой.       - Кать, совесть имей. Я тебе глаза не завязывал.       - А это в качестве компенсации за моральный ущерб, - прошептала невидимая мстительница Тимуру на ухо и прикусила мочку.       Пленник не собирался сдаваться и начал обследовать наручники. Вот вырвется сейчас и устроит наглой девчонке БДСМ-сессию по ее жаждущей приключений попе. Увы, наручники, несмотря на меховую обшивку, оказались абсолютно реальными. То есть волшебного рычажка, который положен всем секс-шоповским моделям, не имел.       - А вторая твоя подруга в полиции работает? - обреченно поинтересовался Тим.       - Ты про наручники? - отвлеклась Котя от своего занятия массажем ступней, сопряженного с посасыванием пальцев. Который здорово отвлекал от борьбы за независимость. - Не, это я для одной охранной фирмы планировала рекламку, в смысле, рекламную кампанию, вот и обратилась по старой памяти. Они по старой памяти дали. Сказали даже, что у них и кроме наручников кое-что есть. И я могу смело на него рассчитывать.       Отвесить шутнице подзатыльник мешали все те же наручники.       И Котя вернулась к своему предыдущему занятию. Вряд ли ее движения можно было назвать профессиональными, но они в них была какая-то ритмика, которая медленно, но верно вводила Тимура в транс.       - Коть, сними повязку, а? - попросил Тимур. Котя сидела на коленях между его ног, на краю кровати. Он догадывался об этом. Но ему безумно хотелось видеть это собственными глазами. - Ка-ать, ну будь хорошей девочкой.       - Буду. Обязательно буду. Но сначала я побуду злой.       Расчет злой девчонки оказался верным. Тим, будучи визуалом и лишившись основного источника получения информации об окружающем мире, стал вдруг значительно острее реагировать на касания. А его неуемная фантазия дорисовывала картинку такими возбуждающими подробностями, что он был готов к боевым действиям задолго до того, как губы и руки Коти добрались до уровня зоны повышенной боеготовности. В процессе продвижения вдоль нижних конечностей она проявила просто аномальную креативность. Последней каплей стал момент, когда она прижалась головой к его голени и проскользила всем телом к его боку. Напряжение стянулось тугим узлом в месте, расположено немного южнее географического центра его тела.       - Кать, ну потрогай его. Пожалуйста.       Тимур обрадовался, когда услышал знакомый звук порванной фальговой упаковки, и на головку опустился силиконовый кругляшек, который ее ртом стал растягиваться по стволу. Но, увы, не успев насладиться вниманием, его член был снова брошен в одиночестве.       Котя, сев сбоку от него, принялась за верхнюю половину тела. Потеревшись об его мускулистую грудь, она сначала лизнула, а потом прикусила его за малюсенький бугорок. И без того возбужденный член практически пылал.       - Катя, ну потрогай. Хотя бы чуть-чуть. А лучше поцелуй. Катя, ну сделай же уже что-нибудь!!!       Катя была глуха к его мольбам. Она по-прежнему игнорировала его ноющий орган, обводя соски наслюнявленным пальцем, а губы ее как-то неожиданно оказались на его руках. Она облизывала и посасывала его пальцы, а он пытался гладить ее лицо, губы, волосы... разбойница терлась об его руки, как кошка. Но ему нужно было большее.       - Катя, ну убери браслеты. Тебе будет так хорошо, ты родную маму забудешь.       - Ты мне уже делал хорошо. А, как известно, ни одно доброе дело не должно оставаться безнаказанным, - проговорила она чуть охрипшим голосом у его уха.       Член буквально разрывался изнутри, требуя хоть какой-нибудь ласки... Увы, его требования оставались незамеченными. Тимур пытался выгнуться, чтобы хоть потереться об нее, но злодейка уворачивалась быстрее. Еще бы, у нее самой-то глаза завязаны не были... От рук мучительница вновь спустилась к груди, а оттуда короткими перебежками языка стала изучать живот. В нескольких сантиметров от того органа, который нуждался в ее языке как Аризона в дожде. Находясь с ним в такой близости, что он мог ощутить тепло ее щеки.       Тимур зарычал и дернулся в оковах. Не столько в надежде вырваться, сколько просто не в силах терпеть собственную беспомощность. И тут диспозиция изменилась. Котины колени оказались по разные столоны от его бедер и надежда на скорое избавление зажгла в нем свой маленький костерок       - А-а-а-а, - застонал Тимур, когда Котин горячий вход, дразнясь, чуть коснулся его головки.       - А-а-а-а, - застонал он, когда член чуть протолкнулся внутрь, охваченный влажным жаром и вновь оказался снаружи.       - А-а-а-а-а-а!!!!! - заорал Тимур во весь голос, когда Катя, наконец, опустилась на него до упора, потрясенный силой оргазма, поглотившего его.       Его крик Котя поймала своим ртом.       Сделав еще несколько движений на его члене, Котя застыла, унесенная своей волной, и упала ему на грудь.             - Расстегивай давай браслеты. Я тебя душить буду.       - Ты действительно думаешь, что это простимулирует меня снять наручники? - лениво поинтересовалась Котя, но потянулась сначала куда-то в бок, видимо на тумбочку, за ключом, а потом к спинке кровати. По неосторожности она скользнула по его щеке соском, за который тут же была ухвачена шустрым ртом.       - Отдай сиську, не то оставлю пристегнутым, - пригрозила Котя.       - Не отфтегнеф, - проговорил сквозь сомкнутые зубы Тимур, - не отдам фифьку.       Под давлением шантажиста - а может просто из жалости к его затекшим рукам, - девушка дважды провернула волшебный ключик, и руки Тимура вырвались на волю.       Первое, что он сделал - придавил Котю своим телом. И хрен с ним, что ноги неудобно перекрутились. И сорвал ненавистную повязку. И поцеловал Котю долгим поцелуем.       - Будь ты мужиком, я бы тебе морду лица набил за такие выходки, - честно сказал Тимур, когда Котя освободила его ноги.       - Будь Я мужиком, ты бы считался как минимум бисексуалом, - резонно заметила Котя. - А будь мужиком ТЫ, и честно признайся в своих новогодних злодеяниях, то и снотворного в твоем стакане бы не оказалось.       - Кать, то, что ты называешь 'мужиком', на самом деле плод нездоровой фантазии сексуально озабоченных создательниц сентиментальных романов и к реальности никакого отношения не имеет, - позевывая возразил Тимур.       - В таком случае, можешь всем рассказывать, что пострадал за правду, - ответила Котя и прижалась к нему сбоку.       - Так. Сейчас мы будем спать, а утром я буду брать реванш, - распорядился Тим.       Котя хмыкнула.       - А вот не нужно тут сарказма, - недовольно пробурчал Тимур. - Сначала опоят мужика всякой гадостью, а потом в импотенции обвиняют.       И, повернувшись к Коте, развернул ее спиной и крепко прижал к себе.             Утро Тимур встретил в одиночестве.       Возмущаться он не собирался - Катька поступила вполне логично. Достаточно того, что об их отношениях знает Женька. Не хватало, чтобы узнала вся контора.       А утро еще не закончилось, и свое слово он еще сдержит.       Натянув пониже рукава водолазки, чтобы не светить парой ссадин, которые все-таки натерлись вопреки мохнатой шкурке искусственного чебурашки, Тимур направился на коллективный завтрак. Не сказать, чтобы желающих поесть было много, но основные участники событий были уже на месте. Тимур бросил многообещающий взгляд на Котю и двинулся нагребать еду.       - Доброе утро всем, - произнес за спиной женский голос, и Тимур грязно выругался.       - Что, Норочка, Лондон больше не климатит? - поинтересовался Женька, который племянницу СамСамыча всегда недолюбливал. Сегодня Тимур впервые в жизни был с ним солидарен в этом вопросе.       - Женечка, я тоже рада тебя видеть. Лондон мне всегда климатит, но разве я могу провести Рождество без своего любимого жениха?       - Но четыре месяца ты же как-то выдержала, - не унимался Змей.       - О, это были очень, очень долгие четыре месяца. Мурочка, милый, иди же, поцелуй свою Зайку, - озвучила она наконец его приговор.       Что будет дальше, Тимур знал заранее.       Котя ни одним жестом не показала, что ее что-то задело. Но неожиданно за ней на машине заехала подруга, и она извинилась, что вынуждена оставить такую замечательную компанию.       И когда десятого он получил по почте оставшиеся документы и акт выполненных работ, он ничуть не удивился и безропотно его подписал.       А что ему еще оставалось?      

ГЛАВА 6

'Ужасно трудно защищаться от того, к чему ты не готов"'

Эл Райс, Джек Траут 'Маркетинговые войны'

     Тимур женился рано, еще на шестом курсе. Лёлечка была воплощением его грёз: миловидная, большеглазая девушка с косой до пояса и грудью четвертого размера. Лелечка могла часами его слушать, восхищаясь его целеустремленностью и умением добиваться своего. Она-то и на свой ФГС пошла только потому, что туда было легче всего поступить. Домашняя, тихая, послушная - что еще нужно для идеальной жены?       Вскоре Тимур понял, что: отсутствие тещи. Заявившись в их малосемейку, полуторацентнеровая 'мамочка' сразу стала перечислять молодожену, что приличный муж должен приобрести в дом, чтобы туда было не стыдно гостей привести. Тим на заре туманной юности был не столь силен в сдерживании темперамента и сказал 'мамочке', куда та может идти со своими советами. После этого в их молодой семье случился первый настоящий скандал. Лёлечка потребовала, чтобы Тимур никогда, НИКОГДА больше не говорил так с мамочкой. Папа себе никогда такого не позволял!       Вторая крупная ссора случилась тогда, когда Тимур отказался остаться в институте. Интуиция уже тогда его не обманывала, и только вставший на крыло врач понимал, что на аспирантскую стипендию особо не проживешь. Особенно, когда и стипендию начали задерживать. Но Тимур к тому времени уже успел прибиться к Реабилитационному центру, который давал стабильный кусок хлеба.       Лелечка же никуда не прибилась и, как догадывался Тим, прибиваться не собиралась. Вслух она объясняла свое сидение дома кризисом, отсутствием работы, ну и так далее. На предложение поработать не по профилю Лелечка разве что в обморок не упала.       Собственно, Тимура не особенно напрягало то, что его жена не работает. Он умудрялся помогать еще и родителям с двумя младшими сестренками. Его раздражал вечный бардак дома и то, что ужин приходилось выбивать чуть ли не матами. Квартира (уже полноценная однерка) нуждалась в ремонте, но Леля лишь разводила руками - она же не умеет... Истинный смысл этого 'неумения' однажды ему раскрыла сестренка, тоже обзаведшаяся в эти непростые годы - по залету - семьей. 'Если ты хоть однажды покажешь мужику, что умеешь держать молоток в руках, - учила золовку Тимина жена, - всю оставшуюся жизнь так и будешь сама гвозди забивать'. Тимур после этого был очень близок к тому, чтобы поднять на супругу руку.       Тем временем в его жизни появился Тяжелков. Однажды тот пригласил Тима с женой в ресторан. И Тимур понял, что не хочет вести туда Лёлю. Ему элементарно было стыдно. От спокойной жизни выступающую грудь Лели стал нагонять животик. Родные намекали на прибавление в семействе, но Тим уделял слишком много внимания вопросам контрацепции.       Вот тогда Тимур, воспитанный в семье, где Семья всегда была одна и на всю жизнь, впервые задумался о разводе.       Словно почуяв шаткость своего положения, Леля начала борьбу за сохранение их ячейки общества. Правда, специфическими методами: устраивала истерики, если он задерживался, лишала секса при подозрении на измену... Самым любимым из всех методов борьбы - разумеется, для Тимура, - был демонстративный бойкот. Короче, терпение Тима иссякало. Последней каплей стал случай, когда он застал Лелю за попыткой проспринцеваться спермой из презерватива.       Он просто сложил свои вещи в сумку и ушел.       Да, после этого были слезы Лёли, угрозы и мольбы 'мамочки', но Тимур был непреклонен. И юрист Тяжелкова пришелся очень кстати.       Тогда Тим решил, что в ближайшее время он себе жизнь портить не собирается. А уж если придется связать себя узами брака, то он женится только на той, которой от него гарантированно не будет нужно ничего, кроме него самого. То есть, она должна быть как минимум обеспеченной, решил Тимур. И такой, у которой внешность не потеряет товарный вид спустя год семейной жизни. И чтобы делом была занята. И хотела чего-то от жизни.       С тех пор женщин в его жизни было не то чтобы много - в самоутверждении за счет звездочек на фюзеляже он не нуждался. Но ему хватало. Скажем так, то, что он хотел, он имел. Девицы падали в его объятия с разбегу - разумеется, он понимал, что был ценной добычей. В общем, они использовали его, он использовал их - все были довольны. Во всяком случае, Тимур.       Тем временем, возраст плавно подошел к сорока, и Тим задумался о наследнике. Тут, как нельзя кстати, у Тяжелкова из далеких из полей, тьфу! - стран, воротилась племянница Элеонора.       И Тимур понял, что упускать такой шанс нельзя. Нора отвечала всем его требованиям к жене и матери будущего наследника. Она была эффектна, неглупа, работала в вузе, занималась наукой. К тому же им никогда не было скучно в постели.       Теперь же Тимур задумался, а достаточно ли ему этого?       Первым делом после памятной 'встречи на Эльбе' Тим вставил Норе 'чопик' за 'Мурочку' и 'Зайку'. И провернул пару раз для надежности. Благо, зла у него для этого дела было предостаточно: на нее, на себя, на судьбу, на Котю эту... Нора даже обиделась на него на пару дней. Но Тимур этого не заметил.       Он был занят.       Он пил.       Потом у него был период обострения. Он пытался дозвониться до Катьки, раз за разом совершенно случайно проезжал под ее темными окнами. Не выдержав неизвестности, он попросил Женьку узнать, где она.       - Прости, братан, - сочувственно похлопал Тимура по плечу Змей, - козлам мы не помогаем.       - На себя посмотри, кобель, - возмутился Тим. - Сам то что, лучше?       - Лучше, - твердо сказал Женька. - Я не дарю напрасных надежд.       На этой ноте тема была раз и навсегда закрыта.       Обострение сменилось глухой тоской. Он работал, общался с невестой, ходил по кабакам с Женькой. Но как-то без огонька. Ему не хватало не только безбашенного Катькиного секса, ему не хватало ее легкости. Умения одной фразой разрешить, казалось, любой конфликт. Одним метким словом поднять настроение...       Период глухой тоски закончился внезапно и неожиданно.       Когда он однажды загружал в браузере свой ящик.       - Ах ты, мстительная сука! - прорычал Тимур и быстро набрал цифры номера, который, от греха подальше стер из телефона, но так и не смог забыть.             - Ты мелочная, ревнивая тварь! Ладно, ты мстишь мне, но почему из-за тебя должны страдать совершенно неповинные люди!- неслось на Котю из телефона, и ей захотелось быстренько сбегать в туалет.       - И вам тоже здравствуйте, Тимур Александрович! Нет, у меня все нормально. Здорова, да, спасибо. И по работе все в порядке. Но вы же, наверное, не просто так звоните. По делу. Я вас внимательно слушаю.       - Прекрати юродствовать. Загрузи свой мыловский ящик и пару раз его обнови.      Котя ткнула иконку браузера. Ей повезло с первого раза. На страничке красовался баннер СПАрты. Правда, написание слова отличалось от предложенного, хотя строгость в шрифте была выдержана, а букву "П" заменяла арка с двумя колоннами. "Только красота и здоровье. Ничего лишнего" - гласил слоган справа внизу.Посередине в три четверти спины к зрителю восседала красотка с греческим профилем, в стратегически важных местах задрапированная имитацией тоги. Баннер мигнул, и на месте первой картинки появились слова "Вы скажете нам СПАсибо!"       - А что, очень неплохой баннер у СПАрты получился. И я бы не стала использовать обнаженку - все-таки основная целевая аудитория у вас женщины, а на них это действует скорее отталкивающе. А в целом, хотя это и не совсем то, что мы обсуждали, но сделано вполне на уровне. Не понимаю, почему вы так недовольны...       - Потому что это НЕ НАШ баннер!       Котя на минуту зависла, переваривая информацию.       - И вы подумали, что я из каких-то гипотетических глубоких, простите, чувств решила забить на свою репутацию? Боюсь повториться, но вы, Тимур Александрович, самовлюбленный осел. В следующий раз, прежде чем озвучить подобные обвинения, соблаговолите послать мне повестку в суд и запастись соответствующими доказательствами.       На этих словах Котя нажала отбой.       И вырубила телефон.       И запустила им в стенку.       Для верности.       Она думала, что хуже, чем было на Рождество, быть уже не может.       Может.       Кем бы ни был тот гад, который ее так классически подставил, Котя прощать его не собиралась. Она не была чужда христианству. Она могла подставить вторую щеку. И воспользовавшись тем, что противник расслабился, быстренько двинуть ему под дых.       Осталось только узнать, кто же тот счастливчик?            Весь следующий день она то зависала, то принималась ожесточенно метаться по квартире.       Ей было страшно. Разумеется, что в сложившейся ситуации любой подумает на нее.       Ей было обидно. Как он мог! Как мог ОН так подумать про нее?       Она была зла. Зла на себя. Ведь знала же, что добром это дело не кончится. Но решила заняться позитивной психотерапией: я открыта для новых отношений, бла-бла-бла. Открылась - получай!      А нечего открываться было.       Готовить совершенно не хотелось.       Но и не есть второй день было не камильфо. Все запасы печенек были сгрызены, а идти за новой порцией было просто невыполнимой миссией.       Котя заказала по телефону пиццу и принялась выписывать всех, кто был в курсе подробностей проекта, составлять их психологические портреты и расписывать возможные мотивы.       Информации катастрофически не хватало.       Тут дверной звонок сообщил ей о прибытии еды.       Вытащив кошелек, Котя пошла открывать дверь.       Открыла.       Ее бедро оказалось медленней, чем ботинок Тимура.       Немного надавив, он оттеснил Котю и вошел внутрь.       Не вызывать же милицию, подумала она и стала ждать развития событий.       - И вам тоже добрый день, Екатерина Андреевна, - говорил Тимур, расстегивая куртку и вешая ее в прихожей. - Конечно же пройду, раз вы так настаиваете. Нет, обедать не буду, а вот от кофе не откажусь, - закончил он, проходя на кухню.       Помолчал пару минут.       - Я знаю, что это не ты. Мы дернули за ниточки, чтобы разобраться в этом беспределе, и нам пришел отказ в регистрации бренда. Игорь превзошел сам себя и смог получить копию их заявления на регистрацию. Кто бы не скинул информацию, это было сделано до Нового Года. Тогда мстить тебе еще было не за что.       - Вот это уровень доверия! Я просто смущена. Даже не знаю, смогу ли его оправдать?       - Катя, я был не прав.       Котя выглянула в окно.       - Надо же, и небо на землю не упало... Не порядок...       - Я понимаю, что ты меня ненавидишь. Но сейчас нам с тобой придется засунуть свои чувства в задницу и работать вместе. И ты на это пойдешь. Потому что только так ты сможешь доказать своим потенциальным клиентам, что не виновата.                - Я на это пойду. Потому что только так смогу доказать, что не виновата, - согласилась Котя. - Но у меня два условия.       Тимур застыл в ожидании. Что она потребует? Чтобы он к ней не прикасался? Не попадался ей на глаза? Бросил Нору? - это предположение отозвалось в его душе какой-то мазохистской надеждой.       - Первое: новый проект - новые деньги. Благотворительностью я не занимаюсь. И натурой, кстати, тоже не беру, как бы высоко вы себя не ценили, Тимур Александрович, - с нескрываемым сарказмом закончила Котя.       - Очень зря, Екатерина Андреевна, уж очень хорошо у вас получается брать, - огрызнулся Тимур. Потому что катком по яйцам - это больно.       - Хорошего помаленьку, Тимур Александрович. Привыкайте жить воспоминаниями. Второе - я настаиваю на том, чтобы была пересмотрена сама бизнес-идея. Иначе мы их не одолеем.       - Ты рассчитываешь победить?       - Да чтобы я саму себя не победила? Да я всю жизнь только этим и занимаюсь! - с неожиданно горькой усмешкой ответила Котя. - Ненаша СПАрта - это салоны 'Pretty women'?       - Угу. Да, я помню, что ты предупреждала о возможной конкуренции.       - Но даже я не могла предположить, что конкурировать придется с собственной идеей. Очень качественно выполнена рекламка, кстати. Кто заявлен среди авторов бренда?       - Наизусть не помню, но могу посмотреть, у меня письмо на почте.       Тимур вытащил i-pod и зашел в ящик. Услышав третью фамилию, Котя оживилась, достала сотовый, покопалась в телефонной книжке и нажала вызов.       - Лёнчик, золотце мое, привет! Да, я тоже, - говорила она в трубку, выдерживая паузы. - Я тоже, спасибо! Ах, твои бы слова, да богу в уши, - щебетала она с улыбкой до ушей. Котя общалась с неизвестным Лёнчиком меньше минуты, а Тимуру уже хотелось его придушить.       - Видела твою работу на 'Идее'. Что сказать - талант не пропьешь. Да-да, особенно если пить пепси. Хотя, если честно, не понимаю, как ее можно пить, поскольку не поклонница фосфорной кислоты. Да, согласна, мы, женщины, вообще мало, что понимаем в жизни, оттого и травиться предпочитаем более натуральными продуктами, - хихикала она, устраиваясь возле компа. - Лёнь, у меня к тебе большая просьба. Я сейчас пришлю тебе ссылочку. Пожалуйста, посмотри. Мне очень нужно твое мнение как профессионала. Конечно, я нашла к кому обратиться. Потому что ты самый лучший. А, - отмахнулась Котя так, будто собеседник мог ее увидеть, - они просто дебилы. Но возможно со временем дорастут до умственно отсталых. Всё, зай, отправила. Буду ждать ответа. Чмоки-чмоки.       Чтобы хоть чем-то занять свои жаждущие убийства руки, Тимур запустил поисковик и обнаружил, что 'Идея' - это такой рекламный фестиваль. И "Лёнчик" там засветился вполне прилично. Однако то, что его соперник - личность достойная, Тимура почему-то не утешало.       Ответный звонок отвлек Тима от мрачных размышлений.       - Да, - ответила Котя. - Да, Лёня, это именно то, что ты видишь. Ты же знаешь, я всегда держу резервные копии проектов на независимых хостингах. Нет, конечно, я тебя ни в чем не обвиняю. Конечно. Я бы тоже так себя чувствовала, подставь так кто-нибудь меня. А меня, кстати, так и подставили. Я за этот проект уже успела деньги получить. И почти потратить. Шутка, что ты, у меня не настолько маленькие гонорары. Да, я бы тоже не стала. Хорошо, я спрошу. Пока, Лёнь. Не расстраивайся так сильно.       - Тебе дизайнер нужен? ОЧЕНЬ хороший, - поинтересовалась Котя. захлопнув крышку средства связи.       - Прям-таки ОЧЕНЬ? - спросил Тимур с издевкой. Ему в команде только Котиных хахалей не хватало.       - Прям-таки ОЧЕНЬ. Мальчик-индиго. Просто поразительная работоспособность и креатив для 19 лет.       У Тимура отлегло от сердца.       - Быстро работаешь. Война еще не объявлена, а противник уже понес потери.       - Это смотря кем не объявлена. Я свой крестовый поход начала еще вчера.       И тут Тимуру стало стыдно. Даже не так. Ему стало СТЫДНО. Что же он за мужик, если женщина, с которой он спал, которую он про себя называл своей, идет на войну вместо него? Это ОН должен был защищать ее честь, ОН. А не набрасываться на девушку с необоснованными - хоть и такими льстящими самолюбию - обвинениями.       - Кать, я найду эту тварь. И уничтожу.       - Да уж не сомневаюсь. Это в твоих интересах. Что у нас по плану дальше?       - Дальше у нас по плану встреча с Женькой. Он подъедет ко мне.       - Так может, пусть ко мне сразу едет?       - Да нет, ему туда будет ближе, как раз одновременно и доберемся, - соврал Тимур. Он, конечно, козел. Еще какой козел! Но пускать в свой огород другого козла?       Он же козел, а не баран.       Нет, Тимур не сомневался в том, что змей Женька знает Котин адрес. Но одно дело - знать адрес, а другое - побыть у нее в гостях. От мысли, что Женька будет ходить по этой теплой, девчачей однокомнатной хрущевке, Тимуру здесь стало тесно. Нет, для Женьки тут места нет.       Котя на какое-то время задумалась. Она не хочет туда ехать, понял Тимур. Она не хочет вспоминать то, что там было.       - Екатерина Андреевна, собирайтесь уже.       - Я не могу. Я жду человека, - ответила Катя.       - Кого это?       - Тимур Александрович, я не обязана отвечать на личные вопросы.       - Екатерина Адреевна, у вас есть что скрывать?       - А вы, Тимур Александрович, полагаете, что обладаете исключительной монополией на это занятие?       В самый разгар разборок в дверь позвонили.       И Тимур пошел открывать. Чтобы потом, с пиццей в руках, еще раз поймать ехидный взгляд Коти.       - Надо полагать, это те самые 'натуральные продукты', которыми ты предпочитаешь травиться? - не остался в долгу Тимур.       - Не нравится - не ешь, - заметила Катя.       Но ЕЙ от пиццы досталось значительно меньше половины.             Котя знала, что едет на этой машине не в первый раз, но тогда, когда был первый, ей было не до машины.       'Разве женщина вещь? - вспомнилось Коте. - Вот машина... Машина - вот это вещь!' Тимуров джип всем своим видом показывал, что он у хозяина не на последнем месте. Снаружи автомобиль был обвешан камерами регистратора, а вместо зеркала заднего вида был аналогичной формы и размера мониторчик, который показывал изображения с камер снаружи. К 'козырьку' перед Котиным носом - точнее, лбом, - частично закрывая просмотр, крепились солнцезащитные очки на клипсах и упаковка вытяжных салфеток. Короче, Тимур и его автомобиль были самодостаточной парой - третий тут был лишний.       Тимур включил музыку. 'Let me take you far away, you`d like a holiday...' затянули свою знаменитую балладу Скорпы. Коте тоже хотелось, чтобы кто-нибудь унес ее далеко-далеко и вместо проблем подарил капельку тепла и любви...       Сотовый Коти ворвался в мелодию птичьими трелями.       - Выключи, пожалуйста, звук, - попросила она.       Тимур не то что руки не поднял, даже не взглянул на девушку, а мелодия оборвалась. Котя ответила - звонила Анечка, обеспокоенная вчерашним происшествием и состоянием подруги. Котя пообещала перезвонить позже. Как только она нажала отбой, звук появился как по мановению волшебной палочки.       - Как ты это делаешь?       - Что? - невинно поинтересовался Тимур.       - Ну, музыку выключаешь. Не силой же мысли?       - Почему же сразу не силой мысли?       - Потому что мысли у тебя - не самая сильная сторона!       - Твой интеллектуальный уровень, - Тимур бросил на нее насмешливый взгляд, - не достаточен, чтобы рассматривать тебя в качестве эксперта.       - Да-да, это детсадовское 'Мама купит мне жевачку с Микки Маусом на пачке, я тебе жевать не дам' очень красочно демонстрирует, какого уровня эксперт здесь требуется. Так как ты музыку включаешь?       - А тебе зачем?       Коте захотелось врезать этому упивающемуся вниманием засранцу по голове чем-нибудь тяжелым.       - За надом. Ну не хочешь говорить - не говори, - Котя отвернулась к окну.       Сработало!       - На руле есть пультик. Под правой рукой.       Действительно, на перекладине руля из-за оплетки чуть виднелось небольшое возвышение.       - Понятно, классная штука.       - Не без того.       Оставшуюся дорогу они проехали под звуки рок-баллад.       Говорить не хотелось. И молчание ничуть не тяготило.       Котя понимала, что она ДУРА, но к глубокому ее сожалению, обида отступала перед радостью от того, что Тимур рядом.       Все-таки жаль, что он такой козел, - сказал Мозг. - Безрогий. И это твое упущение!       Где ж теперь другого такого найдешь? - грустно вздохнуло Сердце.       Место, Которое Никто Не Спрашивал, молча согласилось с предыдущим оратором.            К тому моменту, когда они добрались до смутно знакомого Коте двора, Женькин Лексус уже стоял у подъезда Тима, а его владелец подпирал бедром серебристое крыло.      Пока Тимур отстегивался, разбирался с сигналкой и выбирался из машины, блондин открыл Коте дверку и помог спуститься. Внедорожник - это высокий уровень. Подножки.      - Этот зверь вас по дороге не покусал? - галантно поинтересовался эсбэшник у Коти.      - Да ее сквозь иглы хрен прокусишь, - не дал ей ответить Тимур.      Они прошли мимо швейцара (или охранника?) к лифту, и вскоре уже входили в памятную для Коти квартиру. В прихожей повякивала кошка, деликатно намекая, что у хозяина имеются некие обязательства перед кисой, день и ночь охраняющей дом от грызунов и грабителей.      - Привет, кошка! Ты ничуть не обросла, - заметила Котя, присаживаясь перед ней на корточки и протягивая руку ладонью вверх. Кошка подошла, понюхала пальцы, чуть потерлась о кисть и вновь обратила свое внимание к хозяину.      - Тиман, ты, наконец, кошку апгрейдил? - поинтересовался Женька. - Она женщин терпеть не может, - пояснил он Коте.      - Может, я для этого недостаточно женщина? - хмыкнула та, задевая больную тему.      Что говорить, находиться в компании двух мужчин, один из которых предпочел ей другую, и второй если не курсе этого, то догадывается, было неловко.      - Подозреваю, просто кто-то из предков нашей Облигации согрешил с ехидной, и теперь кошка нутром чует родство, - возразил Тимур и закрыл щекотливую тему: - Проходите на кухню. Люди там будут пить кофе, а кошки - сказал он, обращаясь персонально к кисе, - есть свои консервы. И для ехидн мы тоже что-нибудь найдем.            На кухне умиротворяюще гудела кофе машина. Котя предпочитала варить кофе в джезве, ей сам процесс нравился, но, с другой стороны, к джезве не прилагается каппучинатор.      - Итак, что мы имеем, - начал ранее Тимур, - некая крыса слила наши разработки. Причем, крыса из числа избранных, потому как коммерческую тайну никто не отменял. А у конкурентов оказался весь пакет. Катя готова разработать новый проект, - обратился Тим к Женьке. - Вопрос в том, как не допустить новой утечки?      - Ты одна сможешь вытянуть? - поинтересовался Женька.      - Евгений Петрович...      - Давай без церемоний. Хочешь, на брудершафт выпьем?      - Никто ничего пить не будет, - отрезал Тимур. А на поднятую Женькину бровь с невозмутимой физиономией пояснил: - Мы тут работать собирались. А не брудершафты разводить.      - В общем, - продолжила Котя, все же избегая интимного 'Женя', - я-то могу. Но как раз сейчас, когда по проекту нанесен такой удар - конкретный удар, очень важно удержать командный настрой. Даже если это пойдет в ущерб безопасности. Тем более, что бОльшего урона конкуренты нам уже не нанесут. Они же не будут теперь бренд менять?      - Но напакостить и подать на регистрацию второй наш бренд им никто не помешает, - вставил свою реплику Змей.      - Нет, в принципе, в течение какого-то времени мы можем организовать работу той же командой, сохранив при этом секретность. Можно, например, выехать на какую-нибудь базу с недоступом мобильной связи. Благо рельеф окрестностей позволяет. Тем временем твоя братва, - Тимур обратился к эсбэшнику, - будет копать и вынюхивать. Вынюхивать и копать.      - Да это-то не проблема. Главное - определить, кого будем закапывать. Тьфу, обкапывать. И обнюхивать. И на предмет чего.      - Да всё тех же. В курсе подробностей был только костяк, то есть восемь человек. Минус три. Не так много работы.      - Ну ладно, тебе самому сливать проект не с руки. А почему ты вычеркиваешь нас с... Евгением?      - Потому что, хм... Евгения шерстят каждый месяц. Служба безопасности у нас на под Самим ходит. Тот и блюдёт их... Во все дыры.      - А тебя, Катя, мы уже со всех сторон проверили, поскольку ты была самой очевидной подозреваемой. Контакты, звонки, поступления, траты, долги... - пожал плечами Женька.      - Да какие у меня долги, вы что, офигели?!      - Вот-вот, никаких долгов, - кивая головой, согласился Змей. - Пять человек - это немного. За неделю успеем. Хотя я бы в число 'избранных' включил еще Элеонору. Как-то она вовремя нарисовалась. Если я правильно помню, ей еще два месяца полагалось тусоваться на стажировке?      - Жека, оставь в покое девушку. Не мешай личное и дела.      - А - прости, Катя, - с ней, - Змей мотнул головой в сторону Коти, - личное и дела мешать можно?      - Ну, блин, давайте еще мое белье развесим тут на веревочке и обсудим его со всех сторон, - возмутилась та. - Мы здесь, вроде как работать собирались. Так и давайте работать. Я тоже пыталась вычислить того, кто меня подставил. И у меня вызывает подозрения ваша секретарша, Тимур Александрович, - восстановила Котя деловой тон.      - Чем это?      - Ну не знаю. Нос она свой сует, куда не надо, - вспомнился Коте Новый Год.      - На этом основании в число подозреваемых следует включить 80% женщин. Оставшиеся либо еще слишком малы для этого, либо просто уже не в состоянии встать с постели, - возразил Тимур. - Нет, Люську можно исключить. Не потому, что я ей доверяю. Хотя она протеже СамСамыча. Просто документы по этому проекту шли напрямую ко мне. На совещаниях ее не было.      - А подслушать? - не унималась Котя.      - Как ты себе это представляешь? Через двойную дверь?      - Жучок? - предложила Котя.      - Вы бы, Екатерина Андреевна, завязывали с художественной литературой, - Тимур покровительственным жестом погладил Котю по голове. Толпы мурашек устремились от его руки к ее пяткам.      - Подслушивающих устройств не было, - просто сказал Женька.      Хоть этот обходится без дополнительных спецэффектов, порадовалась Котя.      - Не знаю, мне она все равно не нравится....      - А ты ей, как мне показалось, нравишься, - пожал плечами Женька. Котя решила эту сомнительную фразу проигнорировать:      - А как вы будете искать?      - Как и с тобой. Посмотрим, были ли крупные траты не по карману, брались ли кредиты, когда и под какие проценты, регулярно ли выплачиваются имеющиеся, нет ли задолженности по коммуналке. Для начала, - пояснил эсбэшник.      - А что, других вариантов мотива, кроме денег, нет?      - В принципе, может быть еще месть. Но повода для нее я не вижу. Ты еще никому дорогу перейти не успела. Если не считать того, о чем мы не говорим, поскольку работаем, - Змей выразительно посмотрел на Тимура.      - Ну, не знаю. Я бы не стала разваливать бизнес жениха из-за его интрижки с другой, все-таки с него семье кормиться. Хотя я бы и заводить семью со столь сомнительным претендентом после такого вряд ли стала, - рассудила Котя, отстраненно глядя в окно. - К тому же я могла быть только прикрытием. На самом деле могли мстить Тимуру. Или вообще Тяжелкову.      - Да я вроде как не зверствовал в последнее время... - глядя в сторону кошачьей миски, не согласился Тимур.      - Иная месть со временем только слаще и крепче. Вся эта история вообще может быть последствием какой-нибудь отдавленной в пятом классе ноги. Да, личные мотивы мы тоже будем просматривать. Не пересекались ли дороги наших 'фигурантов' с Тимуром и Тяжелковым.      - А почему вы вообще думаете, что у этого 'слива' был непременно злой умысел? Может, кто-то сдуру просто поделился тем, чем занимается. По дружбе. А сдал нас его собеседник.      - Кстати, Анна Павловна наша драгоценная пришла к нам как раз из 'Pretty women', - согласился Тимур. - И в принципе, могла проболтаться. Проблема в том, что такое не проследишь...      - При очень большом желании, можно проследить историю телефонных разговоров, - заговорщицким тоном сказал Женька.      - А если звонили с другого номера? Со специально купленной симки?      - Катя, завязывали бы вы с художественной литературой, - со смешком ответил Женька. - В жизни обычно все гораздо банальнее. И глупее.      Сговорились, все сговорились, подумала Котя.      - Кстати, - мелькнуло у нее в голове. - Ведь не обязательно выгода должна быть в деньгах. Например, в качестве вознаграждения можно предложить решение какой-то сложной проблемы.      - Блин, Володька на днях хвастался, что наконец получил разрешение на строительство, которое полгода пробить не мог, - протянул Тимур и поглядел на Змея. Володька - это снабженец, поняла Котя.      - Проверю, - кивнул эсбэшник.      - Ну вот, у двоих даже потенциальный мотив нашелся, - констатировала Котя.      - У трех. Константин Валерьевич у меня за последние пару месяцев деньги раз десять перехватывал, - помянул архитектора Женька.      - И у меня, - вспомнил Тимур. - Зато я бы вычеркнул из списка подозреваемых нашего юриста. Нормальный мужик. Не верю, что он бы пошел на такую гадость за деньги. Да и услугу он сам кому хошь организует.       - Вообще, пряник - не единственная форма мотивации. Есть еще и шантаж, - предположила Котя.      - Оксанка, - выдохнули оба мужчины.      - У Игоря любовница есть. Давняя, - объяснил Женька. - А жена ревнивая.      - Ну вы, блин, и кобели!      - Кать, завязывай с художественной литературой, - уже в третий раз упрекнули ее на этой кухне. Опять Тимур. - В жизни кроме черного и белого есть еще серый.      - Ну вот, почти полный боекомплект. Что-то мне подсказывает, что начни мы копаться в подноготной Светланы Васильевны, тоже что-нибудь найдем, - заметил Женька.      - Например то, что ей кто-то в декабре предлагал другую работу. Она меня ставила в известность. Но потом что-то не сложилось. Почему не предположить, что это были наши конкуренты? А сведениями она пыталась упрочить свое положение.      - Тогда почему она не ушла?      - А может они передумали, - хмыкнул Тимур. - В суд же теперь на нарушение ими слова не подашь? Ну что, собираемся на выезд? Лёнчика своего предупредишь? - обратился Тимур к Коте.      Коте почему-то вдруг перспектива оказаться на неделю запертой в ограниченном пространстве с Тимуром показалась не самой здравой.      - А может, все-таки здесь останемся? - робко поинтересовалась она.      - Нет. Нечего раньше времени сообщать противнику, что мы задумали. Неожиданность - наше все, - заговорил в Тимуре тамерлан. - Всем спасибо, совещание окончено.             - Мы можем идти? - официальным тоном, который не вязался с его 'змейным' взглядом, поинтересовался Женька.       - ВЫ можете идти. А МЫ поедем. Я отвезу вас, Екатерина Андреевна. Туда, откуда забрал.       - Да ладно, не престало начальнику водилой подрабатывать, я доставлю ее до места, - предложил Змей.       - Вы идите, Евгений Петрович, идите, - Тимур отечески похлопал Женьку по плечу.       - Да я и на такси доберусь, - попробовала отбиться Котя.       Тимур ее фразу пропустил мимо ушей, направляясь в прихожую одеваться.             Обратная дорога прошла также в молчании и под музыку.       В этот раз, остановившись, Тимур управился со своими водительскими делами быстрее, чем Котя с ремнем безопасности. Он открыл ей дверцу, помог спуститься и проводил до поезда.       - До свидания, Тимур Александрович. Спасибо, что по...       Слова Коти были прерваны жадным, жестким поцелуем.       Котя с силой оттолкнула Тимура от себя и ударила наотмашь.       Точнее, попыталась.       Рефлексы, рефлексы, рефлексы...       Тимур перехватил ее руку, уходя корпусом в сторону. После чего, как ни в чем не бывало, притянул ее ладонь и чуть коснулся губами запястья, тонкой полоской обнажившегося между короткой перчаткой и рукавом.       Потом развернулся и пошел к машине.             Следующий день был полноценным понедельником. К обычной послевыходной суете добавилась необходимость дать развернутые ЦУ перед отъездом практически на неделю. К вечеру Тимур был уже никакой. Поэтому звонок в дверь его ни в коей мере не порадовал.       Еще меньше Тимур обрадовался, обнаружив за дверью Нору.       - Привет, Эль. Проходи, но я сегодня еле живой.       - Здравствуй, любимый, - Нора коснулась его губ коротким поцелуем.       Тимур помог невесте снять шубу и повесил ее на вешалку.       - Тимурочка, почему у тебя в прихожей никогда нет плечиков? - посетовала она.       - Я бы на твоем месте этому факту радовался, - возразил Тимур, направляясь в гардеробную.       Несмотря на принесенную Норой бутылку вина, разговор не клеился. Нора не была блондинкой в общепринятом смысле этого слова, хотя и была несомненной натуральной блондинкой. Она довольно рано защитила кандидатскую и теперь училась в докторантуре. По меткому выражению Змея, занималась Нора не то германистикой, не то герменевтикой. Истина была где-то между - она изучала героический эпос англосаксов. Нет, Тимур бы с удовольствием послушал про бородатых героев старины, но почему-то в исполнении Норы все сводилось к номинативным и се-ма-си-о-ло-ги-ческим функциям слов, ин-тен-си- не то -ональным, не то -анальными значениям и еще чему-то, от чего Тимур засыпАл. Рассказывать про свою работу Тимур не любил в принципе, а женщинам - особенно. Тим попытался вспомнить, о чем он говорил с Норой раньше, и понял, что они особо и не разговаривали. Они обычно занимались другими вещами.       Нора, видимо, подумала о том же и пересела к нему на колени.       - Эль, я действительно очень устал.       - Ну так давай отдохнем, - с шаловливой улыбкой предложила Нора, расстегивая блузку и обнажая упругие прелести, туго обтянутые прозрачным кружевным бельем.       На коленях у Тима сидела шикарная, скорее раздетая, чем одетая блондинка, а в штанах у него практически ничего не шевелилось.       Не заметив знакомого отклика, Нора опустилась перед ним на колени и перешла к более решительным действиям. Тимуру вспомнился детский анекдот про 'возбуждай меня руками и языком'. Что, кстати, тоже возбуждению не способствовало.       И тут перед его мысленным взором предстала совершенно другая женщина, стоявшая перед ним на коленях, и как-то все сразу получилось.       Откатав без особых изысков обязательную программу, Тимур сложил на кровати перед Норой одежду и вызвал такси.       - Ты понимаешь, что меня это унижает? - не глядя на него, со слезой в голосе проговорила рассерженная невеста.       - Эля, я завтра с утра уезжаю в Некрасовку. Я же тебе говорил, что у меня серьезные проблемы на работе. Почему ты не хочешь меня слышать?       - Меня не было четыре месяца! ЧЕТЫРЕ! А ты совсем не находишь для меня времени! Зачем я вообще приехала?!       - Я тоже задаюсь этим вопросом, - согласился Тимур.       - Как... как ты смеешь! Я что же, уже не имею права встретить с женихом Новый Год?!       - Эля, не нужно передергивать. Меня этот вопрос занимает именно с той позиции, что НОВЫЙ ГОД ты как раз встречала не с женихом. Да ладно, проехали. Давай не будем ссориться. Мне действительно завтра вставать ни свет ни заря. И я действительно очень устал.       - А давай я с тобой поеду? Я улетаю через три дня. А у тебя для меня даже минутки нет.       - Элеонора, я там БУДУ РАБОТАТЬ. У меня ПРОБЛЕМЫ на фирме.       - А я тебя буду утешать.       - Нора, я не маленький мальчик, я не нуждаюсь в утешении!       И тут Нора использовала запрещенный прием. Она разревелась. Взахлеб. Тимур подумал, что за последние пару месяцев он выполнил десятилетнюю норму по ощущению себя козлом. В конце концов, Нора права. Она здесь уже две недели, а он с ней почти не виделся.       - Ладно. Если ты так хочешь, приезжай. Я организую тебе номер. Но Нора, я там буду занят. Не нужно ждать от меня слишком многого.       Пока Тимур уничтожал следы непристойного поведения в зале, его шикарная невеста, всхлипывая, направилась в ванную.       От механически выполняемой работы его оторвал визг, удар о стену увесистым предметом и кошка, молнией промчавшаяся мимо него в спальню.       - Я когда-нибудь убью твою Акцию! Это были Mascotte из эксклюзивной коллекции!! - в него полетел сначала один ботинок, потом второй.       Скромные элегантные ботиночки по краю были изящно перфорированы шиловидными кошачьими зубками.       - Это не моя акция. Это террористическая акция засранки Облигации, за которую та огребет по полной программе.       - Акция, Облигация - какая разница! Теперь эту обувь можно только на помойку выкинуть!       - Мне очень жаль. Собственно, тех денег, которые я тебе перевожу ежемесячно, должно хватить на... ну, короче, на сапожки хватить должно. Но я готов возместить моральный ущерб, нанесенный моей кошкой.       - Тимур, почему ты все постоянно сводишь к деньгам?       - Хорошо, я не буду возмещать моральный ущерб. И денег тоже высылать не буду.       - Ты надо мной издеваешься?       - Эля, определись, чего ты хочешь.       К счастью, в этот момент телефонный звонок сообщил о прибытии машины.       Закрыв за невестой дверь, Тимур облегченно вздохнул.       Как-то ситуация сама собой не разруливается, с тоской подумал Тимур.       Какое-то время спустя он все же признался себе, что ситуация-то разруливается. Просто совершенно не так, как ему бы хотелось.       А значит, как это ни прискорбно, придется делать некие решительные шаги в определенном направлении.      Даже если шаги в этом направлении означают чьи-то отдавленные ноги.

ГЛАВА 7

'А теперь я хочу, чтобы вы запомнили, что еще ни один ублюдок

не выигрывал войну, умирая за свою страну, -

сказал Джордж Скотт в роли Паттона. -

Он выигрывал ее потому, что за свою страну

заставлял умирать других тупых ублюдков'

Эл Райс, Джек Траут 'Маркетинговые войны'

           Тимур, как и собирался, выехал засветло. Хотя зимой это не показатель, отметил он про себя. Они подъехали с Женькой первыми, чтобы убедиться, что из номеров вынесены проводные телефоны и вырублен инет. Телефон оставили только один - на ресепшене.       Гостиница была небольшенькая, но уютная. Она специализировалась на любителях горных лыж зимой и горных же велосипедов летом, и в выходные ломилась от отдыхающих. В будни снять ее не составило труда.       Теперь они вдвоем встречали возле входа свою команду.       - Ну ты уро-од, - выплюнул Женька, увидев машину Элеоноры.       Тимур раскачивался с пятки на носок, не вынимая рук из карманов. Пожав плечами, он негромко проговорил:       - Заодно и ее проверишь.       - Да ты урод даже больший, чем я себе мог представить, - восхищенно выдал Женька и одобрительно врезал Тимуру промеж лопаток.       Передав Тимурову невесту в надежные руки сотрудницы гостиницы, они остались ждать последних участников действа.       - О! А это что за бешенная табуретка? - поинтересовался Змей у Тимура, глядя на подъехавшую красную малолитражку. На дверце водителя была нарисована весьма натуральная пушистая крыса, подвешенная за ручку вниз головой на хвосте.       - Чижик-пыжик, где ты был, - согласился с ним Тимур, наблюдая, как из 1007-го Пежо выходит высокий стройный молодой человек, чтобы помочь выбраться из машины... Коте. Парочка о чем-то мило щебетала, обаятельно улыбаясь в 64 зуба.       Тимуру подумалось, что может он и зря успокоился на предмет мальчика-индиго. А тут еще и Змей дровишек подбросил:       - А Екатерина Андреевна у нас педофилией не увлекается?       - В интересах безопасности ребенка, надеюсь, что нет, - рыкнул себе под нос Тим.       Тем временем дверь открылась, и обсуждаемые ввалились в холл.       - Это Тимур Александрович, исполнительный директор, - представила его Котя, кивнув в знак приветствия.       - Леонид, - представился 'ребенок', на удивление крепко и уверенно пожав Тимуру руку.       Процедура знакомства плавно перетекла в обсуждение условий договоров новоприбывших, к которому присоединился мрачный как грозовая туча юрист. Леонид удивил Тимура грамотностью в юридических вопросах - в отношении условий использования продукта обеими сторонами, и полным отсутствием стеснения в вопросах обсуждения размера вознаграждения. Девятнадцатилетнему Лёнчику, кстати, оказалось двадцать четыре.       - А работаете вы так же, как обсуждаете дела? - проявил с ним солидарность Игорь.       - Работаю я гораздо, гораздо лучше, - скромно ответил Лёнчик.       После того, как Леонид и Катя в сопровождении Женьки ушли устраиваться, Тимур поинтересовался у юриста:       - Ты чего такой недовольный?       - Оксанка замуж выходит.       - Когда?       - На этой неделе.       - И давно ты знаешь?       - Она в середине декабря сказала. Я всё надеялся, что она просто пугает... А вот...       Тимур без слов сочувственно постучал Игоря по плечу.       Минус один, облегченно резюмировал исполнительный директор.            Котя вновь оказалась в знакомой компании. Правда, температура в ней сейчас был на десяток градусов ниже, чем во время их первого знакомства. На нее смотрели с нескрываемой неприязнью.       - А что здесь делает эта крыса? - выразил общее мнение архитектор Просто Константин.       - А у вас, Константин Валерьевич, доказательства моей вины имеются? - спросила она со спокойной улыбкой, чуть опередив открывающего рот Тимура. - Нет? А безусловные доказательства вашей непричастности? Тоже нет? Тогда давайте я вас тоже крысой назову? Чтобы уже никому не обидно.       - На самом деле, Екатерина Андреевна единственная, кто лично пострадал от всей этой ситуации, - вмешался Тимур. - И никаких фактов в пользу того, что материалы конкурентам передала она, нами обнаружены не были.       - Да Котя вообще честь и совесть нашей эпохи, - оторвался на мгновение от своих вечных зарисовок няшка Лёнчик. Котя краем глаза отметила, что Тимур от его слов чуть заметно нахмурился, сжимая рот в жесткую линию.       - А вы вообще кто? - поинтересовалась Анна Павловна, которая директриса.       - А я Капулетти, - представился Лёня. - Перебежчик по политическим убеждениям.       Все-таки временами он совершенно пацан, неодобрительно заметила про себя Котя и уже приготовилась его представить.       - Это Леонид Авдеенко, наш новый дизайнер, - на этот раз Тимур ее опередил. - Как и вы, он до недавнего времени работал на 'Pretty women'. Собственно, именно он по словесному описанию разработал те баннеры СПАрты, которые мы имеем счастье видеть сейчас в Интернете и на растяжках.       - А что, неплохо получилось, - заметил Лёнчик, у Коти опять появилось желание стукнуть его по лбу.       - Мог бы так и не стараться, - заметил архитектор.       - Не мог, - жалобно произнес Лёнчик, разведя руками. - Привычка-с.       - Ладно. Заканчиваем маски-шоу, - одернул его Тимур. - Екатерина Андреевна, у вас были какие-то предложения?       - Я предлагаю объявить СПАрте войну, если вы не возражаете, - крайне деликатно высказалась Котя.       - Наш человек, - согласился сбытовик. - Что будем взрывать?       - Мозг будем взрывать, Владимир Тимофеевич, - ответила Котя.       - Стреляем разрывными? Пленных не берем? - хмыкнул Змей Женька.       - А мне автоматик дадите? - заклянчил Лёнчик.       - Мы тебе водяной пистолетик купим, - не выдержала Котя.       - И поставим вместо душа Шарко, раз ты так рвешься порадеть за общее дело, - одобрила идею Светлана Васильевна, вызвав общий смех, разрядивший обстановку.       - Я имела в виду МАРКЕТИНГОВУЮ войну, остроумные вы мои. Мы обойдемся без крови, - она задумалась на минутку. - А они, в конечном итоге, без денег. Справедливость фарева. А иначе у них карма испортится.       - Вы, Катенька, такая заботливая, что просто страшно становится, - поежился юрист.       - А разве они этого не заслуживают? - задала Котя вопрос в воздух.       - Заслуживают. Хорошо все-таки, что я отказалась от их предложения. Не то бы сейчас как оплеванной себя чувствовала, - промолвила Светлана Васильевна.       - А вам предлагали туда уйти? - спросил эсбэшник так, будто впервые об этом слышал.       - Да. На аналогичную должность.       - А почему отказались? Зарплата была меньше?       - Зарплата-то как раз была больше, поэтому я сначала заинтересовалась. Но когда пообщалась с руководством, поняла, что нужна им фактически как баба на чайник - скорее для виду, чем для пользы. Они, по большому счету, планировали сделать просто очень крутой салон красоты. По сути, они сами не понимают, для чего им нужен врач, но раз уж так необходимо, то значит пусть будет.       - А почему тогда нам не сказали, что наши конкуренты разрабатывают аналогичный проект?       - Тимур Александрович, вы меня удивляете. Не думала, что у вас возникнет такой вопрос. Вот вы бы хотели, чтобы я об этом рассказывала, если бы были на месте вашего конкурента? Он же меня не на подрывную акцию подначивал, а делал вполне законное предложение. И я уведомила вас, что мне предложили работу в другом месте.       Тут, похоже, минус один, решила Котя, вычеркивая для себя главврача из числа подозреваемых.       - В любом случае, - сказала она вслух, - из вышесказанного мы можем вычленить дополнительное преимущество - у нас 'здоровью' уделяется не меньше внимания, чем 'красоте'. Что еще у нас есть?       - Оборудование у нас лучше, - добавила Светлана Васильевна. - Поскольку они уже открылись, это уже не коммерческая тайна.       - А вот то, что они уже открылись, а мы - еще нет, это наша потеря. Ненаша СПАрта успела занять пальму первенства в СПА бизнесе.      - На этом месте мы, видимо, должны спросить 'И что же нам делать?' - не без ехидства поинтересовался архитектор.       - Мне нравится ход ваших мыслей, Константин Валерьевич. Спрашивайте, - согласилась Котя.       - И что же нам делать? - произнесла за него директриса.       - Я предлагаю немного пересмотреть саму концепцию. СПАрта стала первой сетью СПА-салонов. А мы... ну, скажем, Элитных косметико-оздоровительных центров. Или Центров по уходу за телом. Или как-нибудь еще. В общем, нам нужно уйти от СПА как основной идеи, сделав ее одним из компонентов предлагаемых услуг. При этом мы убьем еще одного зайца.       - Все же вы, Катенька, кровожадная особа, - хмыкнула врачиха. - Теперь вот в зайчиков стрелять собрались.       - Ну что вы, разве будет наша Котя в животное стрелять? Она животных любит. Она его в объятиях задушит, - как обычно влез Лёнчик, быстро что-то почеркал на листочке и продемонстрировал народу зайчика с выпученными глазками, который всеми лапами пытался вырваться из женских рук.       - Вот чем бы серьезным занимался, - упрекнула его Котя.       - Я занимаюсь серьезным делом. Я разминаюсь. Перед серьезным делом, - возразил Лёня.       - Так вот, - вернулась к основной теме Котя, - уйдя от имиджа СПА-салонов мы сможем, во-первых, привлечь мужчин. Во-вторых, за счет разноуровневых услуг расширить клиентскую базу в плане ее финансового обеспечения.       - Может, лучше назваться 'Центрами красоты и здоровья'? - предложила Анна Павловна.       - Я думала об этом. Но мы попадаем в озвучку слогана 'СПАрты'.       - Тогда 'Центр здоровья и красоты', так звуковых ассоциаций не возникает, - включилась Светлана Васильевна.       - Вам вот хорошо тут выдумывать. А мне из-за ваших выдумок весь проект менять. Копаный крот, мы же уже практически закончили внутреннюю отделку в античном стиле! - экспрессивно выдал Константин Валерьевич.       - И это хорошо. Потому что я предлагаю назвать сеть 'Олимп'.       - Почувствуй себя богом, - подхватил идею Лёнчик.       - Или 'Почувствуй себя богиней', - мечтательно протянула Анна Павловна.       - Угу. Смысл уловили, - порадовалась Котя. - Усилим бренд здоровыми амбициями.       - И сделаем, наконец, надпись красной, - хихикнул Змей Женька. - Что думаешь, Тимур Александрович?       - А? - вырвался из своих мыслей Тимур. - Что?       Вот же гад, - подумала Котя. Я тут соловьем разливаюсь, а он отсыпается?!       - Мы тут обсуждаем новое название сети. 'Олимп', - пояснил начальнику юрист.       - Где-то так, - хмыкнул Лёня, повторно открывая свой блокнот на всеобщее обозрение.       На страничке в жанре комиксов был изображен усаживающийся на трон Зевс, в котором как-то неуловимо угадывались черты Тимура. 'Коротко о главном', - гласила выноска рядом с ним. На втором развалившийся на троне в Тимуровой позе Зевс закончил мысль: 'Был в Спарте. Олимп лучше'       И Спинной Мозг сообщил Кате, что победа одержана. Пусть маленькая победа, но очень важная. Люди, сидящие рядом с ней в этом гостиничном ресторанчике, временно переделанном в зал заседаний, поверили в свои силы.            Тимур изначально договорился с Женькой, что ведет и нападает эсбэшник, а Тимур внимательно наблюдает за всеми и пытается вычислить признаки неестественного поведения, натянутости, напряженности, вины - в общем, любых эмоций, которые мог бы испытывать предатель. Он заметил, как архитектор на вопрос Коти, есть ли у того доказательства невинности, отвел глаза; как мелькнул испуг в глазах директрисы при упоминании ее предыдущего места работы; недвусмысленная реакция юриста при его словах о 'заботливости' Коти. Но гораздо чаще его внимание было приковано к странной парочке фрилансеров.       Тима неприятно задело обращение 'Котя' из чужих уст. И хотя он понимал, что друзья, видимо, часто ее так называли, раньше Тимур с этим не сталкивался. От него не укрылось то, насколько расслабленно вела себя Котя рядом с приятелем. И просто с приятелем ли?       Но больше всего его занимало даже не это, не отношения между Леонидом и Катей. Он пытался понять СВОЕ отношение к ней.       Нельзя сказать, что Тимур никогда не влюблялся. Влюблялся, и крышу рвало, что он, не был пацаном, что ли? На его опыте были периоды, когда гормоны напрочь блокировали работу полушарий, всецело подчиняясь ОСНОВНОМУ ИНСТИНКТУ. Но это было в 16, ну в 18, да хрен с ним, в 25 лет.       Как выяснилось, за 15 прошедших с тех пор лет Тимур совершенно забыл, как это было. Или теперь все по-другому?       Наверное, все же по-другому.       Потому что он ловил себя на мыслях, что ему не просто ее хочется. Точнее ХОЧЕТСЯ. Тимуру не хватало ее рядом, когда он просыпался. Он с завистью к самому себе тому вспоминал дни на Мертвом море, когда они сидели за одним столиком на крохотном балкончике, он - уткнувшись в свой ноут, она - в свой. И ему было хорошо. Сейчас он понимал почему - потому что все было так, как надо.       Но это 'так как надо' принципиально отличалось от того, что он ДУМАЛ о том, 'как надо'.       Ему нравилось держать свою жизнь под контролем. Он не любил сюрпризов - почему-то им редко удавалось быть приятными. Он любил самостоятельно принимать решения, и любил, чтобы всё было именно так, как он решил. Он знал, чего он хочет от жизни, где это лежит и как это взять.       Именно таким решением была Элеонора. Тимур был ведущим в их паре. Он прекрасно видел ее попытки им манипулировать, но поддавался им лишь тогда, когда считал ее требования разумными. Раздражали ли его эти попытки? Да, по сути, нет. Он воспринимал их щенячьей возней, точнее, бабскими заморочками, без которых все равно не обойтись. Пусть девочка играется. По крайней мере, Тимур знал, что действительно ей НУЖЕН. И Нора была ему нужна - как жена, как мать планируемого наследника, как статусное приложение к должности. Разве не так строятся нормальные семьи? Такой казалась Тимуру семья его родителей - отца , который обеспечивал семью деньгами, и матери, которая вела дом и воспитывала детей. Любовь приходит и уходит, а потребности остаются.       Но всю оставшуюся жизнь прожить так, как вчерашний вечер? Тимура аж затошнило. Может, кто-то так и живет. Он ТЕПЕРЬ так жить не желал.       Катька же ломала все его шаблоны. Его чувства к ней - а он вынужден был признать, что это не просто влечение, - выбивались из-под контроля и заставляли его, ЗАСТАВЛЯЛИ ЕГО, делать глупости. А Тимур не любил быть ведомым. Рядом с ней то, что обычно ложилось на плечи тяжелой ношей, воспринималось временной неприятностью, которая не стоит внимания. И это тоже в чем-то напрягало - Тимур не привык, чтобы его настроение зависело от кого бы то ни было, кроме него. Катя была логична и разумна, но непредсказуема. По крайней мере, ее поведение не вписывалось ни в одну из знакомых ему моделей. Тима сбивала ее противоречивость: то она слепо ведется и подчиняется, то дает такой отпор, что спарринг отдыхает. То буквально растворяется в нем, то демонстрирует полную независимость.       Нужен ли он ей вообще?       КАКАЯ РАЗНИЦА.       ОНА нужна ЕМУ.       Дальше будет видно, во что это выльется, принял он непривычное для себя - человека, который точно знает, что будет завтра - решение.       А пока Котя ему нужна.       Значит, Котя будет с ним.       - Что думаешь, Тимур Александрович? - прорвался в сознание вопрос змея Женьки.      - А? - вернулся в реальность Тимур. - Что?            - Мы тут обсуждаем новое название сети. 'Олимп', - пришел на помощь Игорек.      А засранец Лёнчик влез с весьма неплохими комиксовыми зарисовками.      - А что, Зевс мне нравится, - одобрил Тимур, подмигивая, и мысленно 'пролистал' прошедшие мимо сознания обрывки общего разговора. - Екатерина Андреевна, я не понял, а как вы рассчитываете привлечь мужскую аудиторию? Лично по мне, что 'СПА', что 'Центр здоровья и красоты' - все равно мимо кассы. Поскольку мужчина, как известно, должен быть чуть красивее обезьяны.      - Это вы пытаетесь сделать комплимент обезьяне? - прищурясь, поинтересовалась Светлана Васильевна.      - Это он пытается сказать, что настоящий мужик должен быть могуч, вонюч и косолап, - попытался прийти к нему на помощь змей Женька.      - То есть, Тимур Александрович хочет признаться, что он - не настоящий мужчина? - невинно спросила Котя.      А может и не на помощь, подумал Тимур. Со Змеем никогда ничего нельзя сказать наверняка.      - Ну что вы, Екатерина Андреевна, разве настоящий мужчина может в таком признаться? - ответил ей в тон Змей. И улыбнулся так... по-змеиному.      Давненько я змеям хвосты не вырывал, подумал про себя Тимур.      - Это я хочу сказать, - возразил Тимур, ощутимо пнув Женьку под столом, - что не вижу, как разница в названии привлечет мужчин.      - Это проблема, - согласилась Котя. Правда, непонятно с чем: с тем, что это неочевидно, или с тем, что Тимур не в состоянии увидеть разницу. - Можно, кстати, обозвать сеть центрами бодисервиса, здоровья и красоты. Но привлекать мужчин я собираюсь брендами олимпийских богов. Предлагаю разработать ряд типовых программ. Например, 'Гермес' - коллективная программа для деловых людей. Сауна двух видов, водные процедуры, массаж...      - ..бильярд, де..., - влез с предложением Константин Валерьевич, но под огненными женскими взорами поправился: - Деловые люди будут в восторге. У нас просто отбоя не будет от заказов.      Тимур мысленно согласился с ним, да и у других мужиков взгляды загорелись.      - А 'Марс'... - уловил мысль Игорь Викторович.      - И брат его единокровый 'Сникрес', - теперь в спич влез Лёнчик, получив от Коти подзатыльник.      - ...для спортсменов, - невозмутимо продолжил юрист.      - Только не Марс, а Арес, - поправила Котя. - Но в остальном - в точку. Тренажерный зал, массаж, душ какой-нибудь...      - ...сауна, - продолжил Женька. - И де... де... деваться им некуда! Пойдут к нам, как миленькие.      - Сауна после тренировки - слишком большая нагрузка на организм, - возразила Светлана Васильевна. - Это удовольствие для сильных духом и телом.      - ...и слабых мозгом, - добавил Тимур. - Мышечная масса садится, организм восстанавливается после нагрузки хуже. Не, сауна здесь не пойдет. Да и де... Деваться им все же некуда! - подмигнул он по окончании. - А 'Зевс'?      - А для Зевса мы трон поставим, и будем брать деньги за 'посидеть', - хмыкнул сбытовик.      - Для 'Зевса' можно сделать что-то вроде одиночного 'Гермеса'. Массаж в четыре руки, миостимуляцию добавить, пару статусных фишек, - вдохновилась Анна Павловна.      - А для 'Посейдона' - упор на водные процедуры, - предложил Игорь.      - А для 'Аида' - грязевые обертывания, чтобы от земли не отвыкал, - влез со своими хи-хи оболтус Лёнчик.      - А для 'Венеры'... - с энтузиазмом начала Анна Павловна.      - На Олимпе не было Венеры, - наступила на горло ее песни Светлана Васильевна.      - Как это не было? А где же она была?      - Где, где? В Древнем Риме. В Греции была Афродита.      - Тоже пойдет, - согласилась Анна Павловна, начав разворачивать перечень услуг для юных афродит.      К сожалению, речь уважаемой директрисы была прервана явлением народу воплощением той самой Афродиты.      В ресторан вошла Нора. Точнее сказать, явилась. Как мимолетное видение. На высоких каблуках, с распущенными белокурыми волосами ниже плеч, в каком-то умопомрачительном наряде, струящемся по ее телу...      Короче, совершенно не вписываясь в деловую обстановку совещания.      С высоко поднятой головой она прошествовала к импровизированному, условно круглому столу, за которым сидели собравшиеся. Выражения лиц сидевших к ней лицом заставили остальных обернуться.      Улыбка сползла с лица Коти, уступив место растерянности, заметил Тимур с какой-то садистской радостью.      Нора направлялась к нему, кто бы сомневался. У Тимура мелькнула надежда, что просто переговорить, но она подошла к нему сбоку и оттянула юбку, чтобы присесть на подлокотник кресла.      А вот этого Тимур допускать не собирался. Он поднялся ей навстречу. Нора радостно улыбнулась, видимо, посчитав, что Тимур собирается уступить ей место. Котя прикусила нижнюю губу. Видимо, она тоже так посчитала.      - Я на минуточку вас покину, - извинился Тимур с самой очаровательной своей улыбкой и довольно ухмыльнувшись про себя - ревнует!!! - Тимур приобнял Нору за талию и быстро потянул ее к выходу. Чтобы Котя не заметила разочарованного выражения лица его невесты.      - Я тоже хочу послушать, - надув губки, тоном маленькой девочки заявила Нора.      - Эля, это деловое совещание, - безапелляционно возразил ей Тимур.      - Но здесь так ску-учно, - протянула с теми же интонациями Нора.      - Я тебя предупреждал. Ты сама захотела поехать, - пожал плечами ее жених.      - А давай, я тихонечко посижу рядом с тобой, пока вы там свои дела будете обсуждать, - со стеснительной улыбкой попросила Нора, проводя пальчиком по его груди. - Я никому мешать не буду.      - То, что там обсуждается - конфиденциальная информация.      - Ты мне что, не доверяешь?! - в тоне маленькой девочки появились нотки обиды.      - Я никому не доверяю.      - А почему им можно, а мне нельзя? - не унималась Нора. - Потому что ИМ я плачу деньги. И за эти деньги они обязаны хранить коммерческую тайну. У них так написано в договоре. За соблюдение которого они несут юридическую ответственность.      - То есть ты на полном серьезе не собираешься меня туда пускать? - наконец дошло до афродиты.      - Прости, дорогая, - развел руками Тимур.      - Ты... ты... - Нора в сердцах рубанула воздух рукой, развернулась и умчалась по коридору.      Довольный же Тимур еще успел к обсуждению программ для состоятельных гер и умудренных жизненным опытом афин.            Еще какое-то время народ провел в обсуждениях мелких подробностей, но как-то уже без энтузиазма. Тимур посмотрел на часы и присвистнул - рабочий день-то уже закончился! Пока приехали, пока устроились, перекусили, собрались... Вроде и поработали всего ничего. По крайней мере, так ему показалось.       - Ну что, коллеги, не пора ли нам прерваться? Ужин накроют в семь.       Коллеги облегченно засуетились, выражая одобрение решения начальства.       Женька тоже согласно кивнул - в его номере телефон был, и он должен был отзвониться своим ребятам, узнать, есть ли новости.       Сам же Тимур собирался сполоснуться под холодным душем. Обсуждение напоследок программы для пар 'Эрот и Психея' на какое-то время взбодрило всех. Анна Павловна даже предложила поменять название на какую-нибудь другую божественную пару, чтобы не вызывать столь очевидных ассоциаций. Котя развела руками и сказала, что счастливых пар в греческом пантеоне раз... И, собственно, всё. Остальное либо плохо кончилось, либо было очередной - тут она хмыкнула - интрижкой Зевса. С другой стороны, сказала она, это, по крайней мере, символично. Секс и душа, как никак. На что Светлана Васильевна добавила, что всё прям как в жизни: с мужской стороны - секс, а с женской - душа.       И тут началось обсуждение того, как эта абстрактная парочка может в планируемом Центре бодисервиться. Все-таки усталость давала о себе знать, и народ понесло. Причем, совсем не в том направлении, в каком следовало. Что там говорить, Тимур исключением не был. Ему очень живо представлялись картинки бодисервиса в СПА-декорациях. С Котей в роли Психеи. В роли Эрота ему, как ни странно, виделся он сам. А в роли секса - секс. Много и разного.       Так что теперь ему нужен был прохладный душ.             Котя с трудом досидела до объявления перерыва. Мало того, что ей нужно было досидеть во что бы то не стало. Она должна была еще и имитировать радостное возбуждение от командной работы, поскольку ближе к концу дня ее собратья и сосестры по проекту однозначно нуждались в эмоциональном допинге. Где бы ей самой этого допинга качнуть?       А впереди еще вторая часть пресловутого марлезонского балета. Ужин. Те же и Зайка.       Нет, ну какая двуличная тварь! Она ему чуть было не поверила тогда, у подъезда. Благо Мозг оказался чуть сильнее того Места, Которое Никто Не Спрашивает. Но которое всегда умудряется сказать свое веское слово.       Нет, решила Котя. На ужин она не пойдет, даже если там омаров будут подавать под черепаховым соусом. Хотя ни того, ни другого она не пробовала. Для таких как она неудачников в холле первого этажа стояли два автомата: один - с шоколадками, другой - с кофе. Голодной не останусь, решила она. Вместо здорового секса - нездоровые его кондитерские заменители.       Котя совершила набег на 'машины счастья' и уже устроилась поудобнее в кресле, готовясь утешиться сентиментальным романчиком из планшетки, как в дверь постучали.       Стоило ей отомкнуть замок, как в комнату разгневанной фурией ворвалась Саблезубая Зайка.       - Слушай ты, овца, убери свои грязные копыта от моего жениха! - прошипела блондинка, чуть наклонив корпус вперед и сжав кулаки.       Не то чтобы Котя испугалась, но адреналиновая атака заставила ее кишечник порекомендовать хозяйке избавиться от всего лишнего.       - Вы сейчас вообще к кому обращаетесь? - Котя постаралась выдержать нейтральный тон.       - Не нужно тут строить из себя дуру!       - Я, знаете ли, не люблю копировать чужих ролей, - не осталась в долгу Котя.       - Избавь меня от своих юмористических потуг! Ты поняла меня, сука? Если я еще раз узнаю, что тебя видели рядом с Тимуром, я устрою тебе такое, по сравнению с чем недавние неприятности с твоей репутацией покажутся тебе детскими шалостями, - продолжала шипеть Тимурова мегера.       - То есть я могу сообщить Тимуру Александровичу, что НАШИ неприятности - результат вашего праведного гнева?       - Пытаешься нас поссорить? Ничего у тебя не выйдет! Тимур любит меня! А ты для него - всего лишь очередная шалава. Которые у него всегда были, есть и будут.       - Не понимаю, чем вы так гордитесь, если честно. Но готова подписаться под каждым вашим словом. Итак, вы выполнили свою миссию. Теперь можете быть свободны.       - Ты еще будешь указывать, что мне делать?!       Терпение Коти подошло к концу:       - Миз почти-Альдиева, не соблаговолите ли вы покинуть мой номер? В противном случае мне придется доложить своему работодателю о том, что в моем контракте не значится пункт о необходимости выслушивать бешеных самок в период гона.       Видимо, у блондинки, - как ее там? Норы? - терпение тоже лопнуло, поскольку она бросилась на Котю с кулаками.       Екатерина Андреевна Кошкина тоже успела застать смутное время. Да и по ночному городу ей приходилось ходить нередко. Поэтому она не то чтобы умела драться, но пару-тройку приемов самообороны знала. Подсечка - это просто. Тянешь противника на себя, перенося его центр тяжести на ближнюю к тебе ногу, в один шаг переставляешь свою голень ему под коленку и толкаешь от себя. Не драться же с этой идиоткой, в самом-то деле? Как-то это уж совсем пОшло - две бабы, вцепившиеся друг другу в волосы.       Элеонора на падение отреагировала ревом. Вскочила и уже из коридора выкрикнула:       - Ты за это еще заплатишь!            Не успел Тимур заправить футболку в джинсы, как дверь раздался нетерпеливый стук, и в номер ввалилась зареванная Нора.       - Эта... твоя... рекламщица! - выговорила она между всхлипами.       - Что не так с рекламщицей?       - Я зашла к ней спросить, есть ли у нее заварка, а она... Она... - Нора вновь зашлась плачем.       - Что она? - устало спросил Тимур, усаживаясь на кресло.       - Сказала, чтобы я отсюда убиралась. Несла какую-то чушь, что ты принадлежишь ей, что стоит ей только пальчиком поманить, как ты бросишь меня, обзывала разными словами, бросилась на меня...       На словах про 'пальчик' в голове Тимура на какой-то момент перемкнуло, и вспышка гнева залила глаза. Но когда он попытался представить себе, как все происходило, картинка никак не складывалась. Дерущаяся Котя? Вот Котю, подсыпающую в стакан Норы слабительное, Тимур мог представить без проблем...       - Ты ничего не путаешь? Может, тебе просто приснился дурной сон?       - Ты меня еще в галлюцинациях обвини!       - Зачем же. С Екатериной Андреевной я обязательно переговорю. Но и с тобой я тоже хотел поговорить. Присаживайся.       Тимур налил для Норы водички из графина. На всякий случай.       - Элеонора, я думаю, нам нужно проститься.       Всхлипы как рукой сняло.       - Ты хочешь, чтобы я уехала уже сегодня? - проговорила Нора.       - Это как ты хочешь, можешь и остаться. Я имею в виду, вообще. Расстаться.       - Тимурчик, милый, я понимаю, у тебя тяжелый период. А тут еще я со своими претензиями. Конечно, я не права. Я уеду, пройдет немного времени, у вас все наладится, и все будет, как прежде.       - Норочка, ничего как прежде не будет. Я понимаю, что поступаю непорядочно, отказываясь от тебя сейчас. Но свадьбы все равно не будет. Так что лучше сейчас, чем потОм.       - Как ты можешь так со мной поступить?!       - Мне правда очень жаль. Я понимаю, что это серьезный удар. Возможно, какой-нибудь круиз поможет тебе утешиться. Ты можешь выбрать любой по своему вкусу.       - Как ты можешь измерять любовь деньгами!!       - Нет, если ты отказываешься, я не настаиваю.       - Ну ты и козел! А если я беременна?       - Знаешь, я не хотел поднимать эту тему... Но раз уж ее начала ты... В общем, если ты беременна, то все претензии к твоему научному консультанту. Лично я всегда предохранялся.       - На что ты намекаешь?       - Я не намекаю. И твой научный консультант не намекал. Он весьма недвусмысленно высказывался по этому поводу в кругу своих друзей. Что, конечно, ему чести не делает. Но видимо у тебя такая карма - связываться с козлами.       - Можно подумать, ты все это время хранил мне верность.       - Не хранил, не спорю. Так я и не настаиваю на сохранении нашего союза.       - Чем эта рыжая дворняжка тебя околдовала? - лицо Элеоноры скривилось в презрении. - Сосет она, что ли, лучше?       - Ну, в этом вопросе я бы не был столь однозначен. У тебя получается профессиональнее, у нее - душевнее.       - Тогда почему она?      - Ты будешь смеяться, но у нее есть чувство юмора. - Минуту спустя он добавил: - А может, не будешь...       - Скотина! - Нора все-таки выплеснула на него воду. Сок отстирать было бы труднее. - Посмотрим, как ты будешь объяснять это моему дяде!       - Нора, я же не увольняюсь. Почему я должен что-то ему объяснять?       - Это ты ему будешь рассказывать. С меня довольно.       И она вышла, хлопнув дверью.            На ужине Котя не появилась.       Нельзя сказать, что Тимур этого не ожидал.       Но все же надеялся, что она сама оценит отсутствие Элеоноры.       Увы.       Собравшись с духом, Тимур постучался к Коте.       Та открыла, теплая и уютная, в коротеньком халатике и пушистых тапочках.       - Мой рабочий день уже закончен, Тимур Александрович. Всё завтра, - проговорила Котя, обнаружив его за дверью.       - Катя, нам нужно поговорить, - сказал он.       - Иди ты в ж... идите вы к жене своей будущей разговаривать, Тимур Александрович, - выпалила Котя на одном дыхании и захлопнула дверь.       Тимур завис перед номером, пытаясь осмыслить происшедшее.       Только поэтому он услышал продолжение.       - Поговорить ему захотелось, - раздалось за дверью. - Семейного, б...дь, психотерапевта нашли!       И что-то глухо врезалось в стену рядом с косяком.       Гм, подумал Тимур. Во-первых, у Норы галлюцинаций не было. С Котей она поговорила. Но вот в то, что Катя билась за него как гладиатор на арене, ему не верилось. Иначе реакция на его просьбу поговорить была бы несколько другой. Во-вторых, как это ни прискорбно, до 'комиссарского' тела ему в ближайшее время не добраться. Если у подъезда Котя ему чуть было не попала по лицу - промахнулась она не по своей воле, то теперь, похоже, бить будет ниже и прицельнее. И приступом эту крепость не возьмешь, потребуется длительная осада. В-третьих, и это самое гадкое, кто-то ведь сообщил Норе об их отношениях с Котькой?! Она не сомневалась, не подозревала, она была твердо УВЕРЕНА, что у них что-то есть. И наверняка-то об этом знал только Женька.       Или он насколько 'светит' свое отношение к Катьке, что это очевидно всем?             Следующий день прошел в обсуждениях рекламной стратегии. Тимур отметил, что ночь далась Коте нелегко - под ее глазами голубоватыми теньками залегли переживания. Но держалась она молодцом - Тиму оставалось лишь еще раз восхититься ее профессионализмом. Она вела себя, как всегда - разве что избегала смотреть ему в глаза. Не то, чтобы в его сторону не глядела. Но чисто так, коснулась глаз, отметилась, и быстренько смылась. Тимура это цепляло, но не слишком. Для себя он твердо решил, что это временно. Это просто у нее вот ТАКИЕ 'бабские заморочки', убеждал он себя. Их нужно просто перетерпеть. Все, что можно было об этом подумать, он подумал перед сном. А теперь рвался в бой, зажигая команду энергией, которой Коте сегодня не хватало. Так сказать, возмещал моральный ущерб нематериальными методами.       Начала Котя с того, что напомнила 'краткое содержание предыдущих серий', пользуясь ее собственными же словами. Она назвала основные программы, обозначая целевые аудитории услуг. Вывод был сделан хоть и логичный, но не самый очевидный:       - Обратите внимание, насколько широкий охват рынка у нас получился. И это хорошо. Плохо, что если мы начнем активные действия по всем фронтам, то на рекламу потратим денег больше, чем заработаем в итоге. Поэтому нужно сфокусироваться адресно на одной-двух целевых группах, прочие вытаскивая прицепом.      - Я бы сделал упор на корпоративе, - предложил Тимур. - Но его и рекламировать особенно не нужно. СамСамыч пару-тройку раз устроит показательный выгул для местных альф, а дальше 'сарафанное радио', если так можно выразиться про мужчин, донесет новости до самых дальних закоулков области. И каждый из шкуры вылезет, но притащит своих партнеров именно к нам. Поскольку 'круто'.       - Для лидеров местных спортивных клубов тоже лучше провести халявные 'показательные выступления', чем тратить деньги на пустую рекламу. Для нас, мужиков, рекомендация приятеля стоит дороже, чем 'веселые картинки', - ухмыльнулся Женька.       - 'Афины' и 'геры' узнают обо всем от своих мужей по другой линии сарафанного радио. Так что здесь тоже особенно стараться не нужно, - заметила Анна Павловна.       - Да и большая часть 'афродит' будет в курсе последних новостей через пару суток. У меня доча вуз заканчивает. Так местное телевидение показывает последние новости позже, чем она их 'на хвосте' приносит, - поделилась Светлана Васильевна.       - Короче, деньги на рекламу тратить не нужно. Слушайте, а отдайте их мне! В качестве благотворительности, - предложил Лёнчик и получил подзатыльник. На этот раз от змея Женьки. Эти два сыча за вечер, пока Тимур маялся страданиями на ниве личной жизни, умудрились спеться. Женька теперь сидел между Лёнчиком и Котей. По идее, Тимур должен был бы успокоиться, но комментарии Змея на ушко Коте нещадно нервировали исполнительного директора.       - В любом случае, контент и контекст нужно будет проплатить, - возразила Котя.       - А это что, не одно и то же? - проявил хоть какую-то осведомленность в вопросе сбытовик.       - Не, контекстная реклама - это когда ты заходишь через браузер в свою почту, а там висит реклама курсов НЛП в твоем городе. Поскольку ты в своей анкете при регистрации электронного адреса указал, что живешь в городе N и интересуешься психологией. А контентная - это когда ты в яндексе запускаешь поиск, а помимо основного списка ссылок, справа появляются 'привилегированные' ссылочки по запросу. Короткой строкой, так сказать, - пояснила Котя.       - Я так и вижу это себе, - провел, словно по поверхности, перед своим лицом Лёнчик. - 'ВОЗМОЖНОСТИ', - произнес он в стиле трейлеров и изобразил вспышку правой рукой, - и появляется изображение Зевса. 'ОПЫТ', - опять 'вспышка', - и появляется Афина. 'КРАСОТА' - Афродита. 'СИЛЫ ВОДЫ' - Посейдон, '...И ЗЕМЛИ' - Аид, 'В НОВОМ БЛОКБАСТЕРЕ "ОЛИМП"! ИЩИТЕ НА УЛИЦАХ СВОЕГО ГОРОДА'       - Тебе бы экшены снимать, - хихикнула Котя, пока остальные погрузились в созерцание нарисованной картинки. - Интернет-реклама не столь дорого обходится, но довольно эффективна для нашего контингента, - продолжила она. - В принципе, если мы откажемся от печатной рекламы и наружку сведем к минимуму, то здорово сэкономим на бюджете кампании. В дешевых газетках нам реклама противопоказана, а приличные журналы столько жрут...       - Ну, паблисити-то по-любому стоит добавить, в нескольких знаковых СМИ, - вмешался Тимур.       - Это вы о чем? - поинтересовалась Анна Павловна.       - Это когда журналисты по доброй воле, совершенно бесплатно, пишут о нас хвалебные отзывы, - пояснил Лёнчик.       - А что, так бывает? - поинтересовалась Светлана Васильевна.       - Для этого нужен хороший информационный повод. Такой, чтобы журналистам было интересно написать. По-любому, нам необходим мощный 'опенинг'. Нужно привлечь внимание. Только вот чем? - рассуждала Котя.       - Олимпийскими играми? - вырвалось у Тимура.       - Когда они еще будут, - проворчал Игорек.       - Да нет, мы организуем СВОИ Олимпийские игры, а в качестве призов предложим абонемент в Центры, - развил свою мысль Тимур. С каждой секундой она нравилась ему все больше: и шумиху создадут, и на призах сэкономят. В качестве последних, фактически, будет предложена реклама же. Ну разве он не молодец?!       - А вы молодец, - согласилась с ним Котя. - Причем, можно будет состязания и между Афродитами провести - 'Олимпийский конкурс красоты'. И для 'Гер' какой-нибудь конкурс бизнес-леди устроить.       - И на 'Марсов' хотелось бы в деле посмотреть, - мечтательно протянула Анна Павловна. - Тьфу ты, Аресов!       Олимпийские игры обсуждали долго и с размахом: где проводить, в чем соревновать, как награждать... Собственно, и обед прошел в неприличных бормотаниях и спорах с набитыми ртами.       Вечер не оставил особого следа в памяти Тимура. Разве что Женька принес последние новости от своих ребят. Из подозреваемых вычеркнули Анну Павловну. Выяснилось, что она уходила с 'Pretty women' со скандалом. И утром следующего после ее ухода дня, сотрудники недосчитались информации, которая хранилась в ее рабочем компьютере. Мало того, жесткие диски был начисто отформатированы. Анна Павловна у Тимура с компьютерами вязалась слабо. Он буквально видел перед собой картинку, как его 'директриса' по бумажке выполняет последовательность действий, запуская 'формат'. Короче, не в том дело, КАК она это сделала, оторвался от умозрительных зарисовок Тимур. Важно, что после этого никто с прошлой ее фирмы с нею не разговаривает.            День третий за городом прошел для Тимура так же, как и второй - с бурными обсуждениями деловых вопросов на фоне подчеркнуто игноритета со стороны Коти. Обсудили брендбук. Теперь все были практически знатоками в этой области, так что каждый хотел высказать свое мнение. Хоть в одном сошлись все - цвет эмблемы решили сделать красным. Лёнчику удалось подобрать на удивление теплый, солнечный оттенок. Вообще, Котя была права в отношении своего коллеги - Леонид был не просто ОЧЕНЬ хорошим дизайнером. Он был талантливым дизайнером, не сказать - гениальным. Рисунки выходили из-под его карандаша, будто он не рисовал, а просто стирал с листочка пустоту.       Он, собственно, молча выдержал целый час рассуждений о том, какой должна быть эмблема проекта, а потом заявил, что при таком цветистом видеоряде наполнения , эмблемка должна быть лаконичной. И тут же накидал несколько вариантов. Наибольшее впечатление произвела гора, на фоне которой немного стилизованными под греческий алфавит буквами было написано название.       На смешок Тимура, чем же Лёнчик занимался весь час, раз он такой умный, Леонид показал несколько страничек с закомиксованными изображениями греческого пантеона. И тройку очень коротких, в три-четырые кадра, схематичных рекламных комикса.       Типа: Аид врывается к восседающим на тронах Зевсу и Гере:       А: - Где жена моя, Персефона!       Г: Открыл бы ты уже у себя СПА. А то некоторые не в состоянии за женами присматривать. А потом в Олимпе на пилинг не пробьешься.       Короче, команда второй раз пришла к единому мнению, что Маэстро лучше не отвлекать.       Пообщавшись, кстати, с Маэстро в неформальной обстановке (а чем еще заниматься, если Котя заперлась в своей светлице и кажет нос исключительно до кофе-машины?), Тимур понял, что вечно настороженный Женька нашел в этом пацане. Несмотря на молодость и показное шутовство на грани эпатажа, на деле Леонид оказался на удивление умным и серьезным мужиком.       Змей Женька же не на шутку начал подбивать клинья к Катьке, обвиваясь вокруг нее кольцами.       Тимур был вынужден принять меры.       Вечерком он отвел приятеля в сторону и прямо сказал, что территория занята.       - А как же невеста твоя, ненаглядная Элеонора? - поинтересовался Змей, иронически подняв бровь.       - А вот с невестой моей Элеонорой можешь делать, что хочешь. Ныне она девушка свободная.       - Если бы я хотел с нею что-нибудь сделать, сделал бы это год назад. Или полгода. Или перед ее отъездом на стажировку. Короче, с тех пор, как она начала на меня вешаться, возможностей было предостаточно, - сказал Женька, глядя в сторону.       - Ну ни .... ты друг! И ничего мне не сказал! - высказался на этот счет Тимур.       - Как друг я с нею так ничего и не сделал, - возразил Женька. - А как человек, умудренный жизненным опытом, в ваши отношения решил не вмешиваться. Один черт, потом виноватым останешься.       Проверка команды результатов не дала. Константин Валерьевич реально был в долгах, как в шелках - слишком мужик любил женщин (в частности, двух своих бывших жен с детьми) и красивую жизнь. Но у него никаких изменений на этом поприще за последние два месяца не произошло. Незарегистрированных денежных вливаний не обнаруживалось.       Володька же, как выяснили эсбэшники, решил свою проблему, используя ресурсы СамСамыча.       В общем, эта песня хороша, начинай с начала.       В пятницу рабочий день в связи с отъездом решили сократить. Основное уже обсудили, дальше каждому предстояла проработка своего блока деталей.       - Екатерина Андреевна, вы не могли бы задержаться, нам нужно обсудить пару вопросов, - попросил Тимур, когда все рванули собирать вещи.       - Катюх, не переживай, я не тороплюсь, - успокоил Котю Лёнчик, лишая Тимура шанса на приватную беседу по дороге домой.       - Хорошо, Тимур Александрович, - согласилась она, насторожено поглядывая на него из-под бровей.       - Катя, я бы хотел тебе сказать спасибо за то, что ты нас выручила. Вы с Леонидом действительно сделали невозможное. С такими игроками, как вы, мы порвем Pretty women как резиновую куклу.       - Можно подумать, у меня был выбор, - пожала плечами Котя. - И с резиновыми куклами вы бы поосторожнее, - не удержалась она от шпильки. Первой шпильки в его адрес за последние несколько дней.       - Выбор есть всегда, - сделал аналогичное движение плечами Тимур. - Я, например, открыт для обсуждения вариантов, - с намеком улыбнулся он.       - Да уж, на счет вариантов это у вас всегда запросто, - отрезала Котя. - Второй вопрос в принципе есть?       - Есть. Кать, команда чиста. Нам не удалось найти 'крота'. Что бы ты сделала на моем месте?       - А почему мы говорим об этом без Евгения Петровича?       - Я не знаю, откуда идет слив. Я ему доверяю. Но хочу подстраховаться от случайных утечек. Если, конечно, у тебя есть какие-нибудь идеи.       - По всей вероятности, "ручеек" течет со 'второй линии обороны'. Я бы воспользовалась своим любимым Интернетом. Разместила бы на дружественном хостинге какую-нибудь второстепенную информацию, и на совещании без лишних подробностей предложила бы с нею познакомиться. В связи с ситуацией повышенной секретности, каждому бы выдала на листочке адрес, индивидуальный логин и пароль. А дальше бы по IP-шникам отслеживала, кто, откуда и под каким именем зайдет. Технически осилите?       - Осилим. Еще раз спасибо. На это раз за идею. Может, тебя подвезти? У меня машина свободная, сможешь отдохнуть...       - Не надо, Тимур... Александрович. Я тут уже... отдохнула за эту неделю.

ГЛАВА 8

"Когда Генри Форд был в зените славы, он мог сказать:

Вы можете купить машину любого цвета,

если это будет черный."

Эл Райс, Джек Траут "Маркетинговые войны"

      Котя ехала из Некрасовки и размышляла о том, какие же все-таки мужики козлы. Или кобели? Или кто? Гибрид-то козла и кобеля в природе существовать не может... Даже если один из них еще и... в общем, имеет альтернативные предпочтения в личной жизни, это все же проблематично. Хотя любители сельскохозяйственной экзотики такие выдумщики...       Нет, ведь каков мерзавец! Кружил все четыре дня вокруг нее как коршун над полевкой, и ни капли стыда во взгляде! Уставится своими черными гляделками, будто имеет на это право, и... эх, прямо сердце замирает...       И это ведь только начало, с тоской подумала Котя. Это еще Нора в свой Туманный Альбион не укатила. А потом что будет?       Ничего не будет, твердо решила Котя.       Потому что с каждым разом потом становится все больнее и больнее.       Пусть для своих игрищ другую идиотку ищет!       В понедельник позвонила секретарша Тимура, сообщила, что на вторник запланировано совещание. Людмила была сама деликатность и сочувствие в связи с инцидентом, и Коте даже стало стыдно, что она могла заподозрить девушку в нехорошем.       Потом позвонил Тимур, поинтересовался, как она себя чувствует (ублюдок! до твоего звонка лучше, возмущалась про себя Котя) и тоже попросил присутствовать. Ему, мол, в противном случае Екатерины Андреевны на совещании будет ОЧЕНЬ не хватать... Спорный еще вопрос, какой из двух случаев противнее, заявила Котя. И вообще, можно подумать у нее выбор есть - идти туда или нет?!       Накрученная до предгрозового состояния и вся в мыле, Котя влетела в кабинет исполнительного директора, едва успев обменяться кивками с Люсей.       Совещание прошло как обычно. Тимур легко, непринужденно и с улыбкой на губах (неприлично руководителю быть настолько привлекательным, на эту должность должен быть конкурс по внешности, чтобы подчиненные на совещаниях не отвлекались, думала Котя) прошелся по всем фронтам. Точнее, по фронтам всех работ. У каждого поинтересовался успехами, а напоследок сообщил, что с новой информацией по проекту можно будет познакомиться по указанной на листочках ссылке. Змею очень удалась прочувственная речь о необходимости поддерживать секретность. В общем, мышеловку на крысу взвели. От щедрого предложения Тимура задержаться и выпить кофе, Котя отказалась.       В приемной ее задержали, чтобы сфотографировать веб-камерой - на предприятии ужесточается пропускная система, нужно сделать ей соответствующий документ. Действительно, секретность поддерживают. Только не с того конца, подумала Котя. Очевидно, что крыса - не забредшая с улицы, а пригретая и прикормленная в родном доме.       А во вторник с самого утра Тимур разбудил ее, чтобы сообщить, что капкан сработал. И попросил подъехать - Женька расскажет подробности.            На этот раз Котя вышла из дома пораньше. Но в отделе кадров она была вынуждена задержаться - получала свой пропуск, который оказался магнитной картой. Котя удивилась такой оперативности - обычно изготовление карт занимало от недели до двух. В общем, так или иначе, Котя вошла в кабинет практически одновременно со Змеем.       Эсбэшник не стал долго тянуть. Он дождался, пока Котя сядет, и, обращаясь к Тимуру, сказал только два слова:       - Это она, - и кивнул головой на Котю.      Тимур пару мгновений помолчал, переваривая услышанное. - Жень, - начал он тоном мамочки, убеждающей ребенка скушать еще манной кашки, - это не может быть она.      - Но это она.      И в этот момент у Коти в голове все сложилось. Она сделала жест возле рта, типа, 'говорите, говорите', и бросилась копаться в сумочке в поисках ручки и блокнота.      Пока недоумевающие мужики препирались на предмет ее виновности (Женька даже успел украсить свою речь парой нелестных эпитетов, правда, довольно легитимных), Котя успела вывести крупными буквами: 'Единственный человек, кто видел мои данные - это Людмила'.      Змей попытался что-то сказать, но Тимур жестом заставил его замолчать. Вытащив из кармана ручку и лист из принтера, он написал: 'У Женьки в кабинете через 5 мин.', и беззвучно проартикулировал Коте: 'А сейчас ты ЭФФЕКТНО уходишь'.      Ее убеждать было не нужно. Это она с радостью. Когда еще выпадет возможность вот прямо так сказать людям в лицо то, что ты о них думаешь? Да еще по их же просьбе.      - Ну и козлы же вы, - с чувством выдала Котя.      Встала и вышла, хлопнув дверью.      Задержавшись на минутку в приемной и якобы переводя дух, она услышала окрик Тимура 'Люся, ко мне никого не пускать!'      Пяти минут хватило на то, чтобы зайти в комнату для девочек и припудрить носик. В кабинете начальника службы безопасности сидел только надувшийся Змей. Правда, сейчас он скорее напоминал хомячка.      На ее приход эсбэшник подчеркнуто не отреагировал, увлеченно разглядывая зимний пейзаж за окном.      Тимур вошел со стаканчиком ароматного каппучино, который тут же оказался перед Котей. К стаканчику добавилась шоколадка, выловленная из кармана пиджака.      - 'Козлы' всё же были лишними, - сказал он после этого.      - Козлы, они всегда лишние. Знать бы, где их нет... - размечталась вслух Котя.      - Жень, это не может быть Катя, - продолжил Тимур, пропустив мимо ушей тонкий Катин намек. - Потому что идея на счет индивидуально запароленных аккаунтов принадлежит именно ей. Я уже не говорю о том, что пожелай она слить информацию по проекту, сдавать неизвестного содержания файл ей было совершенно не нужно. Она и так всё может рассказать. И показать. Или у тебя от адреналина мозг отказал? Охота на ведьм затянула?      Змей Женька поставил руки локтями на стол и большими пальцами уперся в виски. Или уронил голову на большие пальцы рук? Помолчав пару минут, он произнес:      - Признаю логичность аргументов. Почему ты не сказал мне сразу, что это была идея Кати?      Тимур искривил губы и поднял брови, мимикой говоря 'да как-то так получилось...'      - Меня проверял? - обиделся Змей. Ни дать ни взять 'забирай свои игрушки и не писай в мой горшок'.      - Разве ты бы выдал такую естественную реакцию, знай это? - ушел от обвинения исполнительный директор.      - А, ну тебя, - махнул рукой Змей. - Екатерина Андреевна, обоснуйте свои подозрения.       - А что тут обосновывать? Данные моего аккаунта знали я, вы вдвоем и она. Вчера, когда я вышла с совещания, Людмила попросила меня задержаться, чтобы сфотографировать на пропуск. Видимо, листочек я положила к ней на стол, точно не помню. Знаю, что когда я выходила с совещания, он точно был у меня в руках.       - Кать, ты на карточку внимательно смотрела? - вмешался в ее монолог Тимур.       - В смысле?       - В смысле, что там стоит фотка с твоего резюме, - тоном 'для особо одаренных' сообщил Змей. - Зачем ей нужно было тебя фотографировать?       Катя вынула карточку-пропуск. Действительно, фотка с резюме. Типовая, нейтральная фотография в 'офисном' стиле, какая могла бы получиться и вчера.       - Может, как раз для логина и пароля? - невинно поинтересовалась Катя.       - Брейк, - непререкаемым тоном рефери вмешался Тимур, переводя взгляд с одного на другую. - Жень, напомни, почему мы исключили Люсю из числа подозреваемых?       - Потому что документы по проекту к ней в руки не попадали, это раз. 'Жучков' в твоем кабинете обнаружено не было, а вероятность подслушивания старым дедовским методом, учитывая высокую 'проходимость' в приемной, очень мала. Это два. И третье - она устроилась к нам по рекомендации СамСамыча.       - А как ты проверял наличие 'жучков'?       - Нелинейным локатором, - усмехнулся Змей.       - Это что за хрень? - полюбопытствовала Котя.       - Это прибор, который излучает импульсы, на которые реагирует любая подслушивающая техника, независимо от того, включена она или нет, - пояснил Тимур. - В общем, это почти стопроцентная гарантия, что 'жучки' в моем кабинете не водятся.       - Плохо, - огорчилась Котя.       - Я бы поспорил с этим утверждением, - это, конечно, Змей. Но 'бодаться' с уязвленным мужчиной Котя посчитала неразумным.       - Ну, не знаю... А если использовалась какая-то самая обычная техника, без дополнительных заморочек? Ну, например, веб-камера на рабочем компьютере... Или трубка телефона... - попыталась найти какое-нибудь решение Котя.       - Кать, ты всерьез полагаешь, что я бы не заметил, что трубка моего телефона снята? - теперь тон мамы с кашей Тимура был обращен к ней.       - Слушалкой через розетку, - продолжала генерировать Котя.       - Фонендоскопом, - на автомате поправил Тимур.       - У нас все коммуникации подведены с учетом требований безопасности. Или ты думаешь, меня здесь за красивые глазки держат? - возмутился Змей.       - А что, нет? - похлопала ресничками Котя, но заметив нездоровый блеск в глазах эсбэшника, поправилась: - Ну, глазки-то красивые...       - Брейк! - повторно вмешался Тимур.       - Я еще не договорила. Меня на эту мысль натолкнула ваша невеста, Тимур Александрович. Она заходила ко мне с дружественным визитом в Некрасовке и сказала, что в случае, если мне вдруг вздумается проявить к вам неделовой интерес, она устроит... дословно не помню, но было что-то вроде 'те неприятности, в которых ты оказалась недавно, покажутся тебе детской шалостью'. Кажется так.       Мужчины обменялись взглядами.       - А почему ты об этом не рассказала? - почти в один голос спросили Тимур и эсбэшник.       - Потому что подобный тип девиц любит бросаться беспочвенными угрозами. А декабрьская диверсия не могла быть устроена ею. И даже при ее участии. До Нового Года у Элеоноры для этого не было повода.       Тимур иронично поднял бровь.       - Но уж об этом-то точно никто не знал.       Теперь бровь поднял Женька.       - Ну ты трепло-о, - протянула Котя, повернувшись корпусом к Тимуру.       - Это был единственный способ тебя найти, - пожал плечами Тимур.       - Вот уж ни за что бы не догадалась по твоей реакции, что ты меня искал, - фыркнула она.       - Брейк, - влез в разборки Женька. - Но... - предложил он Коте развить свою мысль дальше.       - Но откуда-то она была уверена, что у нас что-то было. И появилась она очень кстати. Я подумала, что кто-то очень умело меня подставил. А о том, что... Что что-то было на Новом Году, однозначно догадывалась Люда.       - С чего ты это взяла? - спросил Тимур.       - Она звонила мне с самого утра первого января и делала некоторые намеки. Тогда я не придала этому значения. Но сейчас всё очень логично ложится в единую схему.       - Где Люся, и где Нора? - хмыкнул Тимур.       - Тебе лучше знать, - не удержалась Котя. - Ладно, разбирайтесь со своими проблемами дальше сами. У меня без вас дел хватает, - с вежливой улыбкой выговорила она и направилась к двери.       Но ее обогнал Тимур.       - Так ты, оказывается, просто за свою карьеру испугалась? - поинтересовался он, преградив ей дорогу.       - Было бы ради чего ею рисковать, - невинно пролепетала Котя и обошла мужчину с фланга. - Чао, пупсики! - последним штрихом закончила она свой образ блондинки и с гламурно-прощальным взмахом руки исчезла за дверью.            - Лихо она тебя бортанула, - хмыкнул Змей Женька.       - Тебе бы не моими 'бортами' интересоваться, а своей непосредственной работой. Потому что в ее словах очень много разумного.       - Не считая отношения к тебе.       - Безусловно. Но, как было сказано ранее, это не твоя проблема. Катя свою неправоту осознАет. Прочувствует. И отработает, - на этом месте Тимур подмигнул.       - Да ты, братец, козел!       - Ага. Ключевое слово здесь 'братец'. И вообще. Оставь Катю в покое.       - А не то что?       - А не то рога обломаю.       - Это еще кто кому. Ты когда в последний раз на тренировке был?       - А когда я был в последний раз на тренировке?       - Да был ли ты там вообще?       - Ща как ударю. Больно. Сразу и узнаем, был ли я там вообще. Но походить, кстати, не помешает. А то такими темпами я скоро на людей бросаться начну.       - Слушай, я понимаю, что это тоже не мое дело, но все же интересно, как Сам отреагировал на ваш разрыв с Норой?.. Нам следует ждать репрессивных мер или как?       - Ага, ты что, Тяжелкова не знаешь? Сначала он возмутился тем, что я не мог пару дней со своими откровениями подождать. А то Нора ему за эти два последних дня в России буквально вынесла мозг нытьем на тему, что он привел Катьку на фирму и тем самым разрушил ее - Норино - счастье. А потом поинтересовался, можно ли нам теперь рассчитывать на скидки у Кошкиной. - Он задумался. - Слушай, мне тут в голову пришла одна мысель... Если Катя не права, то ничего не произойдет. А если права - то награда найдет своего героя.       Они пошушукались, и Тимур пошел в свой кабинет. Некоторое время он провел за компом, от которого его отвлек телефонный звонок.       - Да, слушаю! СанСаныч, приветствую! Как чем? Работаю. Да, деньги зарабатываю. Еще больше? Кто же не хочет, - он сделал паузу. - СанСаныч, я, в отличие от вас, не авантюрист и не игрок. Тем более, на деньги. Да ладно, на бирже гарантий не бывает! Мало ли что в прошлый раз сработало. Фортуна - лотерея. Ох, СанСаныч, хорошо вам, вам-то деньги девать некуда. Нет, на это я не намекал. И не говорил. Всё-всё-всё. Понял. Осознал. Принял к сведению. До свидания. Еще раз спасибо. Да, конечно, никому.       После чего практически сразу набрал Змея:       - Жек, зайди, разговор есть. Срочный.       После того, как Змей влетел в кабинет, Тимур велел:       - Проверь, пожалуйста, двери.       После этой процедуры Тимур продолжил:       - Слушай, сейчас Тяжелков звонил. Знаешь же этого Великого Комбинатора. Короче, он по большому секрету сообщил, что на акции Global Trading сегодня - край, завтра утром - ожидается резкий скачок цен. Птичка ему на ушко насвистела, что на них какая-то акула решила быстренько крутануть бабки. Задрать цены, а потом быстренько их слить. Операция буквально на пару дней.       - А эти 'новости' не могут быть изысканной местью за Нору?       - Да отчего же не могут. Могут. Хотя он мог бы и более надежными способами отомстить. И акула может передумать, наверное. Фортуна - лотерея. Но в прошлый раз мы подняли неплохие деньги.       - Как, ты говоришь, название?       - Global Trading.       - Что-то я о таком в первый раз слышу...       - А то ты обычно биржевые сводки вместо завтрака читаешь.       - То есть ты будешь покупать?       - Подумаю. Но, наверное, да. Разрыв с Норой мне обошелся недешево.       - Спасибо за подсказку.       - Все, вали работай. По крысе что-нибудь новое есть?       - Пока нет.       - Тем более. Сразу докладывай.            Тимур не стал откладывать в долгий ящик идею восстановления спортивной формы и, за неимением лучшего способа, - сброса напряжения и получения эндорфинов. Посему после работы он заехал домой за плавками, шапочкой и прочими составляющими успешного посещения бассейна и направился в ближайший спорткомплекс. Выйдя из душевой к шкафчикам, он обнаружил пять пропущенных звонков от Змея.       - Ты что, с Катькой помирился? - спросил приятель вместо приветствия.       - Пока нет, но уже нахожусь на пути к обретению внутреннего мира, - его нагруженные с непривычки мышцы наливались приятной тяжестью и теплом.       - Я вот все хотел спросить, почему ты не пользуешься интеркомом, а всякий раз общаешься с секретаршей через дверь?       - Он так орет, - Тимур поморщился, хотя собеседник и не мог увидеть его невербальную реакцию.       - А почему не уберешь нахрен?       - Так вроде по статусу положено.       - На 'положено' с прибором наложено. Секретарша твоя вот тоже не любит, как он орет, а потому выход на динамик перецепила на наушники. Наверное, с регулятором громкости. А чтобы тебе не приходилось утруждаться кнопочку нажимать, она ее изнутри заблокировала во включенном состоянии.       - Б...дь, не офис, а кружок технического творчества! И что, никто не видел, как она в наушниках ушки греет?!       - Тимур, ну я видел ее в наушниках, и не раз. Так даже похвалил в душЕ девицу, что она посетителей своим Биланом не угнетает. А если человеку под музыку лучше работается, так это же не повод для наказания.       - Анатомирование крысы будем производить с утра?       - Тимур Александрович, любезный, любопытство - еще не повод для судебного разбирательства. Нам нужны твердые доказательства промышленного шпионажа из корыстной заинтересованности, тогда можно рассчитывать на срок от трех до пяти. Хотя могут и штраф впаять. До размера годовой зарплаты.       - Ну так, пилите, Шура, пилите!       - А то сам бы я не догадался!       - Но ведь не догадался же.       - Не надо мне больную мозоль оттаптывать. Всё, я тебе доложился, отбой.       - Отбой.       Тимур посмотрел в окно. Темнота уже приняла зимний город в свои гостеприимные объятия.       Он быстро оделся, купил тортик и поехал к Коте. Повод, как-никак!       Оказалось - никак.       Екатерина Андреевна нынче вечером не осчастливила посещением свою квартиру. А на телефонный звонок ответила смс-кой 'Рабочий день уже закончился'.       'Мы узнали, как Люся это делала', - выложил Тимур свой козырный туз. Все же любопытство сгубило не одну кошку.       Увы, в этом раскладе его козырный туз не сыграл. Котя не ответила ни на смс-ку, ни на последующий звонок.             Два последующих дня служба безопасности рыла землю вокруг Людмилы, но ни следов денег, ни контактов с конкурентами обнаружить не удавалось.       А в пятницу с утра Люся явилась с заявлением на увольнение и роскошным фингалом под глазом, частично скрытым 'штукатуркой' и затемненными очками.       - Что это ты вдруг решила нас бросить? - доброжелательно поинтересовался Тимур.       - Тимур Александрович, давайте обойдемся без этого. Я уже убедилась в том, что вы превосходный актер. Вы в курсе, так что я не вижу смысла оставаться здесь. Да и в городе в принципе, - она машинально коснулась синяка.       Тимур нажал циферку быстрого набора на сотовом:       - Жень, у нас тут... ривелэйшн намечается.       Эсбэшник влетел в кабинет меньше чем через минуту и, заглянув одним глазком в заявление, присел за стол по правую руку от начальника.       - Чем же мы вас так обидели, Людмила Михайловна? Иль начальник не угодил? Или наказали вас несправедливо? - поинтересовался Змей Женька с интонацией точь-в-точь 'иль в салате по-милански не хватает трюфелей?'       - Да не берите в голову, - Люся тоже присела. - Всё то. Дело в деньгах. Как это говорят? 'Люди гибнут за металл!'       - Когда люди гибнут за металл - это понятно. А Екатерина Андреевна за что пострадала? Она-то вам что плохого сделала? - поинтересовался Тимур.       - Ничего личного. Просто вы так здорово подставились на Новом Году... Сначала Тяжелков пытался до вас дозвониться. Потом я несколько раз набирала Катин домашний - тишина. А когда утром она ответила, то так неумело врала ... В общем, оставалось всего делов-то - обеспечить достоверный повод для разрыва. Кто же знал, что всё настолько серьезно, что даже Питбулька вас в зубах не удержит...       На откровенное непонимание мужчин Люся пояснила:       - У нас во дворе так Нору звали. Если она на что глаз положила, у нее это было не забрать.       - Так вы с нею с детства знакомы? - удивился Тим.       - Конечно. Она меня и пристроила сюда. Чтоб я за вами приглядывала. Но я в накладе не осталась.       - А с интеркомом сама придумала или подсказал кто? - задал вопрос Змей.      - Случайно вышло. Там действительно кнопка заела. Так интересно было послушать... А дальше... Я, конечно, политен так и не закончила, но трех курсов хватило, чтобы переключить провода с динамика на наушники. Они, правда, 'горят' часто. Но авантюра окупилась.       - Много денег получили?       - Все относительно. Что для меня много, для Тяжелкова - два пальца об асфальт. А вы зачем интересуетесь, Евгений Петрович? Прицениваетесь или пытаетесь сориентироваться, какую сумму искать?       - А вы, Людмила Михайловна, уверены, что мы не найдем?       - Уверена.       - И все-таки не выезжайте пока из города.       - А что, я под следствием?       - Пока нет. Но уже почти.       - И в чем вы хотите меня обвинить?       - В промышленном шпионаже, Люсенька, - вмешался в их диалог Тимур.       - Тю-у-у. Так это еще доказать нужно...       - Ну, у нас, например, есть запись этого разговора.       - Ну, так и подотритесь ею, Тимур Александрович. Евгений Петрович в уполномоченных органах уже давно не работает, а вы, как мне известно, и не работали никогда. С таким бланшем сейчас меня и мама родная не узнает. А 'монолог злодея' я вам дарить не собираюсь.       Тимур перевел недоуменный взгляд на Змея.       - Ваша секретарша, которая не от слова 'секрет', намекает, что в суде эта запись как доказательство почти наверняка принята не будет. И даже по голосу ее невозможно идентифицировать, потому что обычно эксперту требуется минута непрерывного говорения. Вроде, и судимостей у вас не было. Откуда такие уголовно-процессуальные познания?       - Должна же я была узнать, чем рискую. Так что, Тимур Александрович, мне еще две недельки повредить, или сразу подпишете?       - Тимур, подписывай. Я эту гадюку все равно достану.       -Ай-ай-ай, Евгений Петрович... Что ж вы так? Я-то обрадовалась: то всё "Люськой" была, а тут вдруг стала "Людмилой Михайловной". Такое повышение! Не успела погордиться, а вы - хоп! - и сразу 'гадюка'. К тому же я не понимаю, а что вам не нравится? Всё же разрешилось к вящей выгоде сторон.       - И в чем же выгода? - поинтересовался Змей.      - 'Pretty women' получил хороший проект; вы - еще лучший, судя по отзывам; я - деньги; Тимур Александрович - свободу от Питбульки; Катя - Тимура Александровича. Все довольны. Позитивизм нужно развивать, Евгений Петрович, глядишь, и вам счастье улыбнется.       - И как позитивизм объясняет ваш подпитый глаз?       - А чего его объяснять? Что в нем непонятного? Просто не все могут оценить ваши дурацкие шутки, Тимур Александрович, - обратилась Люда к исполнительному директору. - Ну что, я свободна?       - Женя, у тебя еще вопросы есть'? - спросил Тимур.       Женька пожал плечами. У него вопросов не было.            - Кто бы мог подумать, что крыса окажется такой крысой! - выплюнул змей Женька, когда Людмила закрыла за собой дверь.      - Ты давай закачивай тут с развешиванием бирочек. Что, запись совсем никуда не пойдет?      - Почему же. Для предварительного следствия сгодится.      - Ну так и не задерживайся с этим самым предварительным следствием. Подтягивай Игорька и сегодня же оформляй заявление. Причем постарайся, чтобы информация о деле 'случайно' просочилась в пару - тройку сетевых СМИ с высоким рейтингом на поисковиках. И чтобы фамилия Люды там 'нечаянно' прозвучала. Будем надеяться, что ее следующий работодатель или хотя бы его отдел кадров со всемирной паутиной на 'ты'. И копию записи мне сделай. Я ее Кате покажу.      - Неужто помирился?      - Неа. Но надежды не теряю.      - Ну хоть кому-то из нас не нужно развивать позитивизм!      - Жень, это - оптимизм. Позитивизм - это 'ну и что, что Катя со мной не разговаривает, зато я мышцы подкачаю'. Слушай, вы спортзал два раза в неделю арендуете, а чем там занимаетесь?      - Рукопашкой.      - Жаль. Я всё больше по восточным...      - Да какая в макивару разница! Тут как раз весь кайф - поработать с другой техникой. Если напрашиваешься присоединиться - присоединяйся. Мы по средам и субботам. Пока!      Тимур позвонил Кате пригласить ее на обед. Но та сказала, что ее слезно упросили взять в параллель еще два проекта, так что она теперь как белка в колесе. Не то что пообедать и поспать, в туалет сходить не успевает и нажала на отбой. Тимур заказал доставку еды из знакомого ресторана на ее адрес, расплатившись картой.      Дома Гаша старательно изображала Тимуру сочувствие - чего не сделаешь ради ужина! Потом, когда она наконец поела и сыто умывалась возле пьющего ароматный кофе хозяина, Тимур посетовал:      - Что, Гаша, не хотят нас видеть?      'Ну почему же сразу 'нас'? - несогласно взглянула на него из-под лапы кошка. От такого сомнения в ее кошачьей привлекательности Гаша даже умываться перестала.      - Ну ладно, меня. Чем я ей не хорош?      Кошка поняла, что умыться по-нормальному ей не дадут, потому, мурлыкнув, потерлась о хозяйскую ногу: 'Конечно, ты хорош. Но, может, ты просто недостаточно хорош для нее?'             Котя действительно была в глубоком цейтноте. Потому что если она останавливалась, в голову лезли непрошенные мысли, а не слишком ли она жестока с Тимуром? Ну и что, что козел. Зато какой заботливый!      Он продолжал приглашать ее на обед или ужин, а когда Котя отказывалась - присылал еду на дом. В первый раз Котя даже брать пакетик не хотела, но парень-посыльный сказал, что его дело - доставить, ее - расписаться в получении. А что получательница после этого будет делать с заказом - хоть в унитаз пусть выбрасывает! - его не касается. Котя так и собиралась поступить. Но из пакета так вкусно пахло, что она не удержалась и распаковала коробочки. В общем, Тимур в очередной раз угадал с выбором, и всей Котиной силы воли не хватило на то, чтобы столь вульгарным способом уничтожить произведения кулинарного искусства. Да и вообще есть хотелось, как выяснилось. Потом Котя умудрилась забыть в такси перчатки, - а может, и где-то по дороге уронила, с ней такое регулярно случалось. Видимо, Тимур заметил, как она растирала покрасневшие замерзшие руки, потому что в тот же день ей привезли из магазина мягонькие меховые перчаточки в цвет ее ботинок. Они были такие волшебные на ощупь, что Котя сдалась и опять расписалась в получении.      Вроде не сказать, что подарки были настолько дорогими, что к чему-то ее обязывали, а все равно она чувствовала, что завязает в паутине ненавязчивого сервиса тамерлана.      Подошло 14 февраля. Не желая участвовать в очередном фарсе, Котя сбежала из города и отключила телефон. Утром следующего дня в своем почтовом ящике вместо квитанций за квартплату она обнаружила увесистый сверточек. Непонятно, как он там оказался, потому что через верхнюю щель он при всем желании пролезть не мог. Внутри оказались две упаковки наручников и открытка с заштопанным мишкой, внутри которой почерком Тимура было написано: 'Чтобы в следующий раз по чужим мужикам не попрошайничала'.      Каждое Котино утро начиналось с письма от Тимура. Он присылал ей на электронку какую-нибудь забавную картинку, анекдот или историю для поднятия настроения. Внизу неизменно стояла подпись 'Я скучаю по тебе'.      Ну, как вот так можно жить?      Котя и жила от письма до письма, проверяя почту каждые пять секунд, если письмо задерживалось.      Но от предложений сходить вместе в кино или съездить с компанией на шашлыки неизменно отказывалась. Потому что понимала: окажись она один на один с Тимуром - конец ее выдержке и якобы игнору.            Как-то незаметно подобрался конец февраля и открытие 'Олимпа'. Для Главных Бизнес-Монстров города Тяжелков, как и планировалось, устроил 'предоткрытие'. Собственно, к тому моменту, когда через два дня произошло торжественное перерезывание ленточки, заказов в двух отрывшихся салонах уже было на неделю вперед. Тогда же был и большой банкет. Однако настоящее празднование было не тогда, а неделей раньше, когда объект был официально 'сдан'. Коропоратив был небольшой, во многом спонтанный, и проходил прямо в офисе. Но менее душевным он от того не стал. Это был и Котин праздник тоже. Не могла же она туда не поехать?            Тимур проснулся от Котиного вопля 'Дежавю!' и удара подушкой в голову.      - Катя, ты не могла бы орать немного тише. И так голова раскалывается...      - Я тебе сейчас кое-что другое расколю! Щипцами для орехов!      - Ты не могла бы объяснить свои претензии человеческим языком, не срываясь на ультразвук?      - Ты можешь объяснить, как я тут оказалась?      Тимур попытался сосредоточиться, но продукты мыслительной деятельности разбегались от молоточков в голове.      - Не могу, - честно признался он.      - Как ни старайся, Шварценеггер из 'Вспомнить всё' из тебя не получится. Против твоего бессилия свидетельствуют презервативы, - Котя ткнула пальцем куда-то за пределы кровати.      Тимур сжал голову с боков, - чтобы не развалилась, поднялся на локтях и действительно увидел две поюзанные резинки на полу.      - Кать, если бы я был в памяти, они бы лежали в мусорном ведре, - убежденно возразил Тимур. - И я бы хоть что-то помнил, - простонал он следом. - И вообще, ты бы предпочла проснуться в кровати со мной, а презервативов вокруг не обнаружить?      Хотя, возможно, это был бы и неплохой вариант, Тимур ухватил-таки за хвост убегающую мысль. Катя тоже с ответом задержалась, отметило сознание Тима независимо от него.      - Однако выполнить норму это тебе не помешало! - вынесла Котя обвинительный вердикт.      - Дай мне полчаса и бутылку пива, и я опять буду готов к выполнению нормы, - ответил Тимур, но заметив гневное выражение лица собеседницы, поправился: - Стакан пива и пятнадцать минут! - Котя скрестила руки на груди. - Ну, пять минут в туалет сбегать. ПопИсать! - Тимур состроил просительную физиономию и сложил в мольбе ладошки.      - Ну уж нет, пИсать первой бегу я! - возразила Котя на пути к санузлу.            Когда первый шок от пробуждения в чужой постели прошел, на Котю нахлынули воспоминания вчерашнего вечера.      Импровизированный банкет начал хвалебной речью Тяжелков. Она скорее почувствовала, чем услышала, как сзади подошел Тимур. Он взял ее за руку. Котя позволила себе несколько секунд насладиться теплом его твердой руки, после чего высвободила свою кисть и отошла в сторону. Она веселилась, смеялась, кокетничала с другими мужчинами, краем глаза ловя, как мрачнеет Тимур. Он все чаще оказывался возле стола, опрокидывая рюмочку коньяка. В процессе очередной словесной баталии с милым молодым человеком, вроде как строительным прорабом, Котя потеряла Тима из виду.      Она искала его, скользя взглядом по залу, но его нигде не было. Кокетство сразу потеряло всякий смысл и вкус. В голове стали мелькать картинки тамерлана в седле верного 'броневичка', рассекающего просторы городских дорог, звон разбитого стекла, капли крови на снегу...      Добравшись до окна, выходящего на стоянку, она с облегчением обнаружила машину Тимура на месте.      Приемная исполнительного директора была открыта, и из его кабинета через щель просачивался слабый свет.      Тимур сидел в мягком кресле 'представительской зоны', уронив голову на сомкнутые в замок руки. У Коти защемило сердце, так ей вдруг стало жаль его, этого гордого одинокого зверя, которого она отвергла.      Вообще-то этот зверь относится к отряду парнокопытных, напомнила Пятая Точка.      И в такой трактовке то, чем ты собираешься заняться, тянет на зоофилию, съехидничал Мозг.      Всем заткнуться! А то вдруг передумает, неожиданно нашли общий язык Сердце и То Место, Которое Никто Не Спрашивает.      Котя бесшумно приблизилась к тамерлану и провела рукой по жестким черным волосам.      Тимур поднял голову, пробираясь в самую душу взглядом черных глаз.      - Мне этого недостаточно, - проговорил он тихо.      Она села, обхватив его ноги коленями, и прижалась к его рту.      - Мне этого недостаточно, - выдохнул Тимур в ее губы.      Катя медленно, пуговка за пуговкой, расстегнула блузку. Следом за этой вещицей на полу оказался и предмет, скрывавшийся под ней.      - Мне этого недостаточно, - прошептал Тимур, пробуя на вкус ее грудь и сжимая ягодицы сильными руками.      На какой-то момент он отвлекся на поиски в заднем кармане, а потом сдвинулся в кресле ниже, чтобы Коте было удобнее расстегивать его ремень и брюки, и стянул их вместе с бельем. Заморачиваться дальнейшим раздеванием Коти он не стал: просто задрал юбку и сдвинул в сторону резинку стрингов - благо, по старой привычке, она была в чулках. Он вообще мало заморачивался чем бы то ни было. Как хищник, дорвавшийся до добычи, он ни на что, кроме главной цели не отвлекался. Одним движением ворвавшись в тугую плоть, Тимур, покрывая Котю короткими, жалящими поцелуями, с силой насаживал ее на себя, задавая бешенный темп. Катя отдалась ему в руки, понимая, что сейчас лучше не перечить. Впрочем, ни сил, ни желания это делать у нее не было. Безумный вихрь захватил ее, заставляя забыть, где она и кто она, унося прочь всю мишуру. В мире остались только они двое - измученные и изголодавшиеся друг по другу.      Взрыв разрядки заставил ее то ли вскрикнуть, то ли всхлипнуть, но звук потерялся где-то в плече, к которому прижал ее голову Тимур. Сделав со стоном еще несколько движений, Тим почти до хруста ребер прижал ее к себе, прошептал на ушко: 'Мне этого недостаточно', нащупал на чайном столике телефон и вызвал такси.            Стук в дверь вернул Котю в реальность.      - Кать, у тебя совесть есть? Здесь, между прочим, люди в очереди стоят!      Она открыла дверь, провела пальцем по щеке любимого мужчины и сказала:      - Я зря на тебя накричала. Ты ни в чем не виноват. Прости.      - Мне этого недостаточно! - подмигнув, ответил Тимур и прорвался, наконец, в вожделенную комнату.      - Ботинки и шубу можешь не искать, - услышала она из-за двери.             Довольный Тимур вышел из ванной, промакивая полотенцем влажные волосы, и направил свои омытые стопы в спальню. Но Котю там не нашел. Она обнаружилась на кухне, полностью одетая, с кофе в руках.       - Вот что меня поражает в женщинах больше всего, так это их способность за 10 минут накрутить у себя в голове такую трагедию, по сравнению с которой 'Король Лир' - жалкая мелодрама, - устало выдохнул Тимур. А ведь утро так хорошо начиналось... Головную боль и удар подушкой, в конце концов, можно и опустить как события незначительные. - Рассказывай, что у тебя стряслось?       - Ничего у меня не случилось, - преувеличенно ровным тоном произнесла Котя. - Мне просто любопытно, что на это всё скажет Нора.       - А тебе-то какое дело, что об этом скажет Нора?       - Действительно, какое мне дело... Кто для тебя я, и кто для тебя Нора?       - Вообще, если исключить тон, с которым ты это говоришь, я готов подписаться под каждым твоим словом.       - Тебе мой тон не нравится? А какой у меня должен быть тон?! Я не намерена быть заменой твоей Норе!       На этом месте у Тимура окончательно отказал Центральный Анализатор. Не то чтобы он прямо сейчас собирался предлагать Коте руку и сердце, но такой превентивный отказ несколько сбивал с толку.       - Я не понял, а чего ты вообще хочешь?       - А ты бы чего хотел на моем месте?       Тим на ее месте хотел бы оказаться в спальне и без одежды, но подозревал, что озвучь он сейчас эти мысли вслух, простым орехоколом дело могло и не ограничиться...       - Кать, давай ты без намеков скажешь, что тебя не устраивает, и мы постараемся решить проблему.       - Так же, как ты в прошлый раз решил проблему 'Зайки' и 'Мурочки'?       Это Элька ей рассказала, как он тогда наорал на нее за выходку на Рождество? Ну, бывают у него срывы, но пока же всё обходилось без членовредительства... Хотя желание начленовредить Норе вспыхнуло в нем с новой силой.       - Что она тебе наговорила?       - Ничего нового. Что ты любишь ее, а я для тебя очередная шалава.       - А, так ты об этом! - облегченно выдохнул Тимур. И еле увернулся от летящей в него ложки.       - Кать, она же теперь не со мной, - успокаивающим тоном, почти по слогам проговорил Тимур, на всякий случай прикрывая голову.       - Разумеется, она же теперь в своем Лондоне!       - Вообще-то в утешение я оплатил ей кругосветный круиз, - поправил ее Тимур и летящая мимо его головы кофейная кружка разлетелась на осколки за его спиной.       - Не понимаю, почему ты сердишься. Могу и тебе оплатить, - следом за кружкой полетело блюдце.       - Катя, мы расстались с Норой.       - А после круиза встретитесь вновь! Большая любовь крепнет на расстоянии!       - Коть, мы с нею совсем расстались. Еще в Некрасовке.       Котя с минуту помолчала.       - А мне об этом сообщить религия не позволила?       - Так об этом все же знали.       - О том, что у тебя есть невеста, как позже выяснилось, тоже все знали.       - Катя, я понимаю, что меня это не извиняет, но ты тогда для меня существовала в параллельной Вселенной, которая к реальной жизни никакого отношения не имела.       - А секс у нас нынче тоже был не реальный?       - Секс с тобой всегда нереальный, что правда, то правда.       - Не пытайся сбить меня своими комплиментами, - Котя угрожающе встала из-за стола.       - Это не комплимент, это суровая правда жизни, - Тимур попытался скопировать ее интонации, подошел вплотную и потянулся к пуговкам на блузке.       - Маньяк, - Котя попыталсь сбросить его руки.       - Угу, - согласился Тимур, продолжая начатое дело.       - Ты же не думаешь, что я после этого буду с тобой спать?!       - Конечно, не будешь. Кто ж тебе даст, - Тимур махнул про себя рукой на ее одежду, в конце концов, в кабинете и так неплохо получилось; закинул возмущенную Котю на плечо и потащил в спальню. Грех не давать выход такому темпераменту!             Тимур уже полчаса гипнотизировал телефон. Но тот не звонил.       Тим специально задержался на работе, не подъехав к назначенному времени в надежде, что Котя позвонит и поинтересуется, что случилось. Он понимал, что это бесполезно, но всё равно надеялся. Пожаловался бы ему полгода назад кто другой на такие как у них с Катькой отношения - искренне бы понял, в чем проблема.       Они не ругались. Вообще. Если не считать разбитой кофейной пары в то памятное утро после корпоратива.       Котька была для него глотком бодрящего кофе. Тимуру было достаточно побыть в ее компании десять минут, чтобы настроение поднималось. Во всех смыслах.       Про секс и говорить нечего. Что там говорить? Всё, что вы хотели, но стеснялись попросить.       С ней было легко и уютно, весело и интересно. С нею можно было даже обсудить производственные дела, что для Тимура вообще было явлением из области фантастики. Посему Тим прибегал к нему очень редко, например, чтобы поделиться забавным эпизодом. Или, в самом крайнем случае, когда целостность офисных столов и стульев оказывалась под угрозой, он мог открыть Катьке, до какой степени непуганы идиоты в этой стране.       Она подружилась с Гашкой. Как такое оказалось возможно, Тимур так и не понял. И когда это случилось, тоже осталось для него загадкой. Однако кошка не пыталась сгрызть Катькину обувь, поцарапать ее руки или выгнать из кровати. Напротив, норовила выбить задними лапами у Тимура место под Катькиными коленками. Которое и Тимуровы ноги с удовольствием бы заняли.       Катя прекрасно готовила.       Она не устраивала сцен ревности и слова не сказала против его тренировок, деловых встреч, задержек на работе...       И это начинало его бесить.       Было такое ощущение, что ей просто все равно, где и с кем он проводит время.       Катя с легкостью принимала его у себя в гостях и приезжала к нему. Но не надолго. Максимум, она могла провести у него сутки. А после этого рвалась домой.       Она категорически отказывалась появляться с ним где бы то ни было. Находила массу отговорок, чтобы не ехать на природу с его друзьями, на банкет в честь дня рождения его приятеля, на показ нового фильма.       Но больше всего его уязвляло то, что Котя НИКОГДА не становилась инициатором встреч. Он мог пару дней не давать о себе знать, и она все равно молчала. Дольше Тимур просто не выдерживал сам.       Такая ситуация его категорически не устраивала.       Нужно было с этим что-то делать.             Размышления Тимура прервал стук в дверь.       - Об чем закручинился, добрый молодец? - поинтересовался вошедший змей Женька.       - Бабы - зло, - емко ответил Тимур.       - Стоит ли в таком случае удивляться, что добро не пользуется популярностью, - философски рассудил Женька. - Поругались, что ли?       - Куда там...       - Залетела?       - Если бы...       - Так кто мешает?       - А вдруг она не хочет?       - Ты что, больной?       - Неа, я абсолютно здоров.       - В смысле, какая баба в ее возрасте будет против ребенка?!       - Может, она и не против ребенка. Может, она против меня в качестве его отца?       - У нормальных людей в твоем возрасте зубы мудрости прорезаются, у тебя - комплексы.       - Посмотрим, как ты запоешь, когда окажешься на моем месте.       - А я не пою!       - Яйца мешают?       - Неудачный пример, Тимур Александрович. Яйца мешают плохим танцорам. В пении все как раз наоборот.       - Не совсем так, но я как раз об этом, - подмигнул Тимур. - А вообще, я бы на твоем месте не зарекался...       - А я бы на твоем месте не каркал.       - Кар!       - А ну тебя! Я чего зашел-то... Новости у нас про бабское зло радостные.       - Я прямо весь уже испугался.       - В смысле, что ребята получили официальный ордер на вскрытие тех электронных адресов, которые наши айтишники накопали в куках компа твоей секретутки. В общем, через один она и вела переписку с конкурентами. Там и письма, и способы связи, и денежные 'следы'...       - Да... Это тебе не Анна Павловна. У Люси мозгов форматнуть диски не хватило.       - Ну зачем же сразу думать о людях худшее? Может, ей не хватило времени?       - Ничего, зато теперь, надеюсь, у нее будет много времени. Свободного, - Тимур взглянул на часы и закинул в карман безмолвствующий телефон. - Ну что, по коням?            Нынче они вкушали 'Эрота и Психею'. После массажа Катя сидела в джакузи, опираясь спиной на грудь Тимура. Тот был вообще как-то напряжен в последнее время, а сегодня почти все время молчал и несколько минут назад, занимаясь с нею сексом, был с нею настолько непривычно нежен, что в ее голове возникали всякие нехорошие мысли.       - Кать, нам нужно поговорить.       Вот оно! Котю накрыло чувство обреченности. Она всегда знала, что недостаточно хороша для него, но все равно хотела урвать от жизни счастья по максимуму. Потому что прекрасно понимала, что никто никогда не сможет в ее жизни заменить Тимура.       - Я тебя внимательно слушаю.       Он взял ее под водой за руку, но она предпочла сложить руки между коленей.       - Кать, не знаю, как начать...       - Начни как-нибудь уже.       - В общем, мне надоели эти полуконспиративные отношения...       - Я понимаю.       - Я - взрослый человек, мне нужны серьезные отношения.       - Я согласна.       - Ты согласна? - обрадовался Тимур.       - Куда мне деваться, - пробормотала Котя. - Тем более что я тоже взрослый человек, и мне тоже нужны серьезные отношения.       - Вообще-то я ждал немного другой реакции...       - А что, я должна от счастья прыгать до потолка?!       - А зачем тогда соглашалась?       - Можно подумать, у меня остался выбор...       - Ты беременна? - с какой-то странной смесью чувств в голосе спросил Тимур.       - На этот счет можешь не переживать.       - Да теперь-то мне что переживать об этом?       - Действительно, что тебе теперь об этом переживать!       - Так, я ничего не понимаю. Но раз уж ты согласилась, то едем в ЗАГС прямо сейчас.       - Зачем в ЗАГС? - оторопело произнесла Котя, медленно разворачиваясь к Тимуру лицом.       - Заявление подавать. Или ты уже передумала?       - Это что, типа, было предложение руки и сердца?       - А что это еще могло быть?       И тут Котя озвучила все свои мысли о нем, о его матери, их сексуальных предпочтениях, а также остальной стандартный набор непечатных выражений, приличествующих случаю.       И со слезами рванула в раздевалку.             Видимо, я все-таки промахнулся с оценкой себя как потенциального жениха, размышлял Тимур. Во всяком случае, ТАКОЙ реакции на свое предложение он ожидал меньше всего. Тим не торопясь поднялся из ванны и двинулся следом за Котей. Все-таки, трусы - не шуба, за дверью не натянешь.       - Катя, объясни, пожалуйста, что тебя не устроило, - спросил без пяти минут жених, усаживаясь в чем мать родила на скамеечку.       - О, меня всё устроило! Разумеется, то, что твое предложение можно было принять за последнюю гастроль артиста перед расставанием, это мелочи, - прохлюпала носом она.       - С чего ты вообще взяла, что я мог предложить тебе расстаться?       - Даже не знаю, с чего бы это... От тебя по нескольку дней может не быть ни слуху ни духу... В последнее время ты стал чаще задерживаться, словно не хочешь ко мне ехать...       - А позвонить и узнать, в чем дело, ты не можешь?       - А вдруг я влезу в какое-нибудь совещание?       - Если у меня будет совещание, я поставлю телефон в беззвучный режим.       - И я буду мучиться вопросом, почему ты не отвечаешь? Ну уж нет, лучше я вообще звонить не буду! - говорила Котя, надевая кофточку.       - Мда, как в том анекдоте: 'Спи, Абгам, пускай Изя не спит', - пробормотал Тимур себе под нос. - Ну, хорошо, теперь ты точно знаешь, что я имел в виду, так?       - Нет.       - Что 'нет'?       - Мой ответ 'нет'.       Катя умела удивить. Но в данном случае Тимур предпочел бы более предсказуемый вариант Коти.       - А почему? - осторожно спросил он.       - Я не могу себе представить семейную жизнь с тобой.       - И чем же я такой ущербный?       - Нет, ты не ущербный. Просто в твоей жизни слишком много тебя. А для меня там место не предусмотрено.       - Да с чего ты это взяла?       - Ну, например, вот если мы поженимся, где мы будем жить? В твоей квартире нет ни кусочка места, которое могла бы занять я. С моими вещами, книгами, вкусами, в конце концов!       - Подумаешь, нашла проблему. Купим другую квартиру. Пятикомнатную. Чтобы сразу и тебе комнату, и ребенку.       - Ты уже и про ребенка все решил!       - А ты что, не хочешь детей? - это было для него неожиданностью.       - Хочу. Но ты же у меня не спросил.       - Ну так если ты все равно хочешь...       Котя только махнула на него рукой.       - У тебя всегда на первом месте ты. Мы идем в супермаркет, ты несешься вперед с тележкой по своему маршруту. Мы идем ужинать, ты решаешь, в какой ресторан. Ты заранее для себя определяешь НАШУ культурную программу. А я ненавижу холод. И комаров я ненавижу. Поэтому природа мне, что елка, зимой и летом одним цветом - фиолетова. Я не люблю шумные компании и пьяные рожи. Я не люблю, когда на меня палятся, и теток этих незнакомых за столом я тоже не люблю. Найди себе кого-нибудь, кто это все любит!       - Тебя послушать, так я тиран просто! А ты хоть раз сказала, чего ты хочешь на самом деле? Сказала? Нет! Я что, должен мысли твои читать? Прости, диплома телепата у меня нет. Тем более что ты всегда вполне правдоподобные объяснения находила для отказа.       - Я просто не хотела тебя обидеть.       - Молодец, тебе это почти удалось. Давай ты сразу выскажешь мне все претензии. А то я-то, дурак, думал, что у нас все нормально... А потом вернемся к Главному Вопросу Дня.       - Тимур, на ТАКОЕ предложение, я могу ответить только 'нет'.       - Нужно было встать на колено и преподнести кольцо с бриллиантом? - желчно выплюнул он. - Вот уж не подумал бы, что так падка на пошлости.       - Ненавижу бриллианты. Дело не в них. Ты меня вообще любишь?       Разве можно задавать такие вопросы в лоб, простонал про себя Тимур. Для него подобные признания в принципе были серпом по носителям мужской сущности, а когда еще и под дулом пистолета...       Котя эту паузу поняла по-своему:       - Если сейчас скажешь что-нибудь вроде 'А чем я сейчас, по-твоему, занимался', я тебя утоплю!       - Кать, ты очень много для меня значишь, - произнес Тимур, старательно подбирая слова. - Я не могу без тебя.       - Значит, не любишь, - сделала вывод она, вынимая из сумочки расческу и направляясь к выходу. - Тогда о чем мы вообще говорим?            Когда неделю спустя Котя в ответ на настойчивый стук открыла-таки дверь и обнаружила за ней змея Женьку, красавицей ее назвать было сложно. Глаза красные, нос опухший, косметики ноль.       - Что, явление парламентеров народу? - спросила она у эсбэшника недовольным тоном.       - Смотрю я на вас, на умных баб: вроде умные, а иногда - дуры дурами, - ответил тот, отодвигая Котю плечом с прохода.       - Тогда чего явился? - проворчала Котя, прикрывая за ним дверь.       - Посмотреть и хотел. Картина вполне предсказуемая. Одна в соплях и слезах, второй затерроризировал подчиненных так, что они к нему если в кабинет идут, то предварительно со всеми родственниками прощаются.       - Сочувствую родственникам и подчиненным в связи с утратой их начальником делового настроя и самообладания.       - На мой взгляд, он утратил мозг. Я бы на его месте тебе, паршивке, за такие выходки по заднице надавал и в ЗАГС принудительно отвез.       - В ЗАГСе, вообще-то, интересуются степенью добровольности вступления в брак.       - Так то через месяц будет! Вот объясни мне, чем он тебе не угодил?       - Он меня не лю-юбит, - Котя опять разревелась.       - Тебе кто такую глупость сказал?       - Это он не сказал.       - Что не сказал?       - Что лю-юбит...       - Во дура! Ну, хочешь, я тебе скажу, что люблю?       Котя посмотрела на него с испугом.       - Мне раз плюнуть! - продолжал Змей. - Знаешь, сколько раз я эти слова говорил? Но на совещания, правда, ни одной девице кофе с шоколадками не притаскивал.       - Подумаешь, подвиг!       - Вопрос не в подвиге. Вроде взрослый человек, не должна быть обделена жизненным опытом... А так и не научилась оценивать поступки других не только по тому, что они стоят для ТЕБЯ, а еще и по тому, чего они стоят для НИХ. Для тебя это, может, и мелочь. А он никогда ни для кого такого не делал. Во всяком случае, в моем присутствии. Короче, Катя, каждый любит, как умеет. Ты вот, например, его любишь?       Котя кивнула головой.       - А ты ему это говорила?       - Так он первый должен!       - От тебя такого не ожидал. Честно. ГДЕ это написано?! КТО установил, что мужчина о своих чувствах должен сказать первым?!       - Все так говорят.       - И все поголовно счастливы в личной жизни, надо полагать? Так вот, ты не только ни разу ему не сказала, что любишь. Ты ему даже ни разу не позвонила сама просто так, не по делу.      - Ты-то откуда знаешь?       - Да он последние две недели перед приснопамятным предложением только и психовал по этому поводу. Никак не мог понять, нужен он тебе, или ты просто слишком вежлива, чтобы послать его с его ухаживаниями?       - А мне он почему ничего не сказал?      - На себя посмотри, Зоя Космодемьянская. Всё, меня здесь не было. Это был глюк твоего больного воображения, - сказал змей Женька в дверях.       И вправду Змей, подумала Котя.             Через час она отправила Тимуру электронку. Письмо было очень коротким. Не больше десяти слов, считая союзы: 'Я люблю топазы, белый металл и чтобы было скромно'.             Еще через два часа приехал Тимур. С колечком. На изящном ободке, расширяющемся к центру, в россыпи бесцветных камушков голубело прозрачное сердечко. Позже знакомые объяснили Коте, что камешки - это те самые бриллианты, которые она ненавидит, а металл - белое золото. А тогда она была просто счастлива его видеть.            Нельзя сказать, что они с тех пор ни разу не ругались.       Ругались.       Сначала они поругались, когда обсуждали 'сферы влияния' в семье. Тимур настаивал, что Коте стОит хотя бы просто ради пробы расслабиться и попробовать получать удовольствие от его заботы. Мужчина он или кто? Котя, по большому счету, против заботы не возражала, но настаивала, чтобы та включала интерес к ее мнению. 'Тимурочка, ну что тебе стоит', мурлыкала она ему на ушко. В конце концов, Женщина она или как?       Потом они поругались, когда обсуждали свадьбу. Тимур настаивал на полномасштабном варианте. Все-таки при его статусе... Котя на это ответила, статус свой он может засунуть себе... На его выбор, в общем, ей не критично. А изображать из себя куклу в буклях она не намерена. Как и слушать под звуки Мендельсона пафосные речи лакированной дамы, существенно недобравшей баллы в ГИТИС. И тупые свадебные конкурсы она проходить не желает. И в туалете сидеть на время похищения ей не улыбается. Она хочет, чтобы свадьба осталась у нее в памяти приятным событием. А если Тимуру так хочется поучаствовать в выкупе, так ее подружки его и без торжественной церемонии устроят.       Тимур сказал, что в целом согласен (особенно в отношении выкупа - ему этого дебилизма и в первый раз хватило!), но как-то это не по-пацански. На предложение сказать, что на сэкономленные деньги они поехали в свадебное путешествие, он только хмыкнул. На второе предложение - говорить, что невеста такая страшная, что он просто решил общественность не пугать, сказал 'Спасибо, Катя, умеешь ты утешить'.       В итоге они решили обойтись-таки без торжественной церемонии, устроив небольшие посиделки в ресторане для самых близких друзей (Тяжелкова нужно будет пригласить, заметил Тим). А потом сообщить радостную весть родителям. В порядке очереди. После Свадебного Путешествия.       В отношении места Путешествия, кстати, они не спорили.       Единогласно решили ехать на Мертвое море.             Тимур лежал на кровати двухместного люкса, уставившись в потолок. Что можно столько времени делать в ванной, он категорически не понимал. Тим поглаживал на безымянном пальце типично мужское кольцо с крохотной квадратной голубой вставкой и вспоминал анекдот о победе надежды над жизненным опытом.       Наконец звук закрываемой двери санузла возвестил о явлении новобрачной. На ней были шпильки, черные чулки, крохотный передник и наколка горничной в волосах. В руках у самозваной работницы отеля была какая-то мохнатушка, по сценарию, видимо, призванная служить пылесборником.       Тимур, закинув руки за голову, с любопытством наблюдал за этим моноспектаклем. Впрочем, после того, как 'горничная' пару раз нагнулась, чтобы 'смести пыль' из дальних уголков номера, любопытство сменилось чем-то более... ощутимым.       'Работница' изобразила удивление, 'обнаружив' в кровати постояльца, и на ломанном английском попросила не беспокоиться, она-де постарается не создавать ему особых неудобств. И прошлась своей щекотящей махнушкой по его ногам, животу, груди. А потом на том же диалекте попросила вытянуть руки. Тимур послушно вытянул. Горничная наклонилась вперед, поправляя постель... и его запястья оказались прикованными к витым прутьям кроватной спинки.       - Вообще-то я не так представлял себе наш первый семейный секс... - пробормотал Тимур.       - Ничего. Второй наш семейный секс будет в точности таким, каким ты его представлял, - пообещала Котя и занялась наведением чистоты в том месте, которое, гордо задрав нос, уже давно жаждало ее внимания.             Когда она все же освободила истерзанного лаской пленника отеля, он притянул жену к себе и выдохнул ей в волосы: 'Я люблю тебя'.                         Женька сразу обратил внимание на эту миниатюрную кареглазую Катину подружку. Ее звали Елизавета. Когда торжественный обед закончился и молодые (которые, кстати, были уже не столь молоды) отправились на самолет, он сказал ей, что с радостью доставит ее до места назначения.       - Не стоит беспокоиться, я уже вызвала такси, - не проявила девица интереса к его предложению.       - Но до машины-то проводить вас можно? - Женька галантно предложил даме локоть.       - До машины можно, - милостиво согласилась та.       - Я слышал, вы врач, - решил поддержать светский разговор Женька.       - Правильно слышали.       - И что должно у меня болеть, чтобы я смог оказаться у вас на приеме?       - Голова. Причем очень сильно.       - Вы невропатолог? Ой, знаете, так нервы в последнее время расшалились...       - Мимо.       - Психиатр? Знаете, я буквально ощущаю, как начинаю сходить с ума, - он приложил свободную руку к сердцу.       - Опять мимо.       - Вы меня заинтриговали прямо. Так кто вы? Что мне нужно сделать, чтобы оказаться в ваших руках?       - Пол сменить. Я - гинеколог, - и утешающее потрепав его по плечу, она добавила. - Ну не нужно так расстраиваться. Я же могла и проктологом оказаться.       После чего Елизавета села в такси и уехала.      

Связаться с программистом сайта.

Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"


Источник: http://samlib.ru/u/upsss/000.shtml

Похожие новости


Быстрый рост волосы в домашних условиях за неделю
Как в домашних условиях растянуть дубленку в
Водяные стены своими руками
Ремонт своими руками двигателя мотоцикла урал
Барные стулья сделанные своими руками
Как самому сделать сабвуфер и из чего
Нарисовать снегирей поэтапно
Как сделать чердак своим




ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ